hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

Жоао Донато и босса-нова.

Приехало трое стариканов, один из них (сам мэтр) был в бейсболке, выглядели они гораздо лучше своих лет, иногда "выделывая даже вензеля ногами" a la Спиноза. Было объявлено, что играть будут вещи самого Донато и Карлуша Жобима.
Есть, как говорится, просвещенная публика и есть простодушная. Вот от уха простодушной и предлагается "физиологический очерк":
сначала вступил оркестр с "вечным" Орбеляном, мы переглянулись со спутницей и хмыкнули, но потом, когда стали играть только трое гостей на канонических контрабасе, ударных и рояле, уже стало не до иронии.
Ощущение, например, от сыгранной ими вещи: постепенно доходишь до состояния, когда невольно произносится внутри "да" – как финальное согласие Молли Блум, но на этом не обрывается, а переходит в другой регистр, постепенно трезвеешь, потом снова готова сказать "да", и так несколько раз… Впадаешь в результате в совершенно разнеженное состояние.
Или еще было потом ощущение поднимающейся вокруг теплой цветной спирали, постепенно потом разматывающейся снова, потом снова поднимающейся, а ты тихо лежишь на ладони. Можно было бы это сравнить еще с нахождением внутри разворачивающегося и сворачивающегося цветка, но именно по медленной переливающейся спирали… То есть, звук даже нельзя назвать хрустальным, это слишком высоко-резкое слово, звук мягкий и нежный, внимательный и ласковый, только в конце иногда прорывается что-то похожее на звон.
Или была картинка прогулки по светло-синему, опять теплому, ночному городу, когда то расходишься с рядом идущим, то сходишься снова, пытаешься незаметно сменить на ходу ногу, чтобы приспособиться к его шагу, потом подразнить снова, сменить шаг и снова подладиться...
Или казалось, что где-то быстро падают деревянные легкие-легкие пустотелые шарики, похожие на каштаны, но не колючие, и высохшие до папиросной просвечиваемости, пустой зал, можно танцевать, не думая о чужих глазах, не боясь столкнуться, не глядя ни на кого и можно медленно забыть себя, да и других, пожалуй. Ну так, на мозжечке где-то держать зрителя.

(Орбелян даже уже потом перестал злить со своими выступлениями – зато можно было поизучать композиторов: вислоусый Бородин соседствовал с Вагнером с кондотьерским лицом, Римский–Корсаков имел благообразную среднестатистическую бороду времен "могучей кучки", остальные маэстро бликовали от ламп, дальний Моцарт угадывался уже только по парику и высокому лбу.
В следующие антре расейского оркестра были изучены уже висящие с левой стороны Рубинштейн с крупными чертами, "интересно"-больной Шопен, сладко-югендовый Шуман, пухловато-смазливый Шуберт, суровый Бетховен и благообразный Петрильич...
Понятно, что ну, нет в крови ритма, нет той капли солнца, которая была у брата джеклондоновского Персиваля Форда из "Храма гордыни", но появилась мысль: неужели вы сами, ребята, не чувствуете, что не можете так? А если чувствуете, то как с этим живете? Не завидно вот, что достаются такие аплодисменты каким-то совершенно невзрачным на вид пожилым неграм? И каково выступать рядом?)

Короче, открыли мы глаза со спутницей, переглянулись, оторвались от барьера и тихо счастливо выдохнули уже в конце всего выступления.

В итоге, ценное указание всем профессиональным обаятелям дам: непременно иметь диски Донато и Жобима в арсенале. Причем в исполнении именно Донато. Успех гарантируется, а почему – кавалерам уже ведь необязательно доискиваться?
Главное, сами они голову не потеряют – музыка все же более на дам рассчитана, IMHO.
Tags: musik
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments