hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

Интересный взгляд

верующие - они тоже люди. :-)
http://www.sfi.ru/ar.asp?rubrika=259&rubr_id=707&art_id=3353

i_shmael'ю на заметку про Женеву и Швейцарию
==С другой стороны, эта же стабильность оборачивается невозможностью, неспособностью меняться, менять свою жизнь. Меняться страшно (как, например, сегодня швейцарцам страшно открыть свои границы единой Европе), а при прямой демократии есть все возможности не делать этого, да вот только жить без этих изменений - подчас невыносимо. Из-за этого в Швейцарии - самый высокий процент самоубийств и, соответственно, самый высокий процент психиатров на душу населения. Юнг, как известно, считал, что это как раз от того, что они лишили себя священных таинственных символов. Нельзя с ним не согласиться: если ты теряешь опыт раскрытия сердца навстречу тому всегда новому таинственному духу и смыслу, к которому зовет тебя символ и образ таинства, ты теряешь способность открывать для этого нового и свою реальную жизнь.

Из этого возник удивительный феномен Женевы. Женева - крупнейший международный центр: ООН, Красный крест, ВСЦ, масса других международных организаций, плюс один из крупнейших университетов, где учатся, в основном, студенты-иностранцы со всего мира. При этом сами швейцарцы живут, практически никак со всем этим шумным и пестрым миром не взаимодействуя. У них свой мир, очень консервативный, домоседный, который не очень виден снаружи. Впрочем, надо сказать, традиции общинной жизни есть традиции общинной жизни: сами студенты-швейцарцы, с которыми нам удалось пообщаться, производят очень приятное впечатление - куда более приятное, нежели вся шумная интернациональная компания из их же университета: есть в них какая-то домашность, простота, спокойствие, и я бы сказал, меньшая развращенность, что ли.==

Интересно еще внизу для любителей живописи
==Надо сказать, французская готика как нельзя лучше выражает уже упомянутые свойства западной традиции: очень жесткая и рассудочная внутренняя структура компенсируется и скрывается за счет экзальтации форм, жестов, цветов, узоров, к тому же в солнечный день не видно каркаса витража: одни горящие стекла. В готике нет пространства как такового, вернее, оно как бы составлено из однообразных "кубиков", и это отсутствие пространственного напряжения компенсируется за счет напряжения архитектоники стены. К тому же и оно не настоящее: в готике все несущие конструкции вынесены наружу, так что зритель их не видит.==
=="Пьета" эта для Тициана - что-то вроде Реквиема у Моцарта: он писал ее в последние несколько лет жизни для церкви Санта-Мария-Глориоза-деи-Фрари, где хотел быть похоронен, но так и не смог закончить (как и "Реквием", она закончена учеником). Не смог, поскольку хотел, видимо, большего, чем можно вообще сделать в живописи: все известные возможности его уже не удовлетворяли, он даже практически оставил кисть и клал краску голыми руками, пальцами. Все, включая ближайших учеников и поклонников, считали, что он выжил из ума, и скорбели, что он губит свой талант. Все это, конечно, по книгам я довольно хорошо знал, но то, что я увидел, превзошло все мои ожидания.

Первое, что поразило, - полное совпадение с тем, что было в этот день снаружи. Вечер пятницы, и та же серость, поглощающая все обычно столь интенсивные тициановские венецианские краски... Люди, начиная с Самого Иисуса, как бы "земленеют", теряют жар, цвет, тепло, жизнь, превращаются в объекты, сливаются со стеной, на фоне которой все происходит... Сам исходящий от Христа свет становится резким и холодным, как бы черным. Львиные маски с их жутким оскалом словно говорят: "Наше время и власть тьмы"... Но это только первое впечатление. Через какое-то время начинаешь понимать, что этот свет не просто поглощается стеной, он продолжает жить в ней, и что хотя люди, действительно, поглощаются смертью, застывают и холодеют, статуи на заднем плане (Моисей и ангел с крестом) начинают оживать: "Если они замолчат, камни возопиют". Я как бы увидел оживающие "похвалы" Страстной субботы: "Как света светильник, ныне плоть Божия под землю, как под спуд, сокрывается и рассеивает адскую тьму"... Львиные маски тоже получают долю этого света жизни, и их оскал превращается в выражение гнева Божьего: "И земля потряслась, и камни расселись, и гробницы открылись, и многие тела усопших святых восстали". "Под землю сошел Ты, Светоносец правды, и мертвых воздвиг как от сна, рассеяв всякую адскую тьму". (Конечно, нельзя было не вспомнить здесь и некоторые поздние стихи Мандельштама, прежде всего "Тайную вечерю", где во многом то же ощущение света, продолжающего жить в "стене" (и в Церкви): "Небо вечери в стену влюбилось,/ Все изранено светом рубцов./ Провалилось в нее, осветилось/ Превратилось в тринадцать голов"...)
Причем все это написано с редкой даже для Тициана, последней, предсмертной свободой и силой, почти страстью. Потом что-то подобное можно будет найти у Рембрандта, но тот уже зависит от Тициана, и потом он все-таки северянин, ему в смысле темперамента до Тициана далеко (до голых рук он, кажется, не доходил).==
Надо признать, что здесь верующий обнаруживает сильную глубину чувств. Доступную ли простому мирянину - не знаю.
Взято у nina_petrovna.
Tags: Цитатник_не_Мао, книжное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 91 comments