September 14th, 2003

"Believer" Henry Bean

После просмотра записанного с ТВ фильма-победителя Московского фестиваля 2001 года. Суть не в победе (фестиваль-то довольно задрипанный), не в личных чувствах и памяти о погибших родственниках (которые все же стараешься убрать при анализе), не в банальном понимании, что насилие нехорошо, не в неоднократно виденном и читанном протесте индивидуума против "несправедливого ен-соф".
Фильм неплох, но не стоил бы разговора, если бы не то, что стоит на заднем плане - та вот кучка людей, умных и не очень, которые считают, что можно бить, унижать, убивать...
Почему аргумент об "утонченности чувств", якобы, свидетельствующей о "женском" характере и "вырождении", вдруг становится достаточным основанием для унижения? Почему кому-то позанадобился враг, неважно, в цицит или в хламиде, рыжий или велосипедист?
То, что политкорректность не сработает в форс-мажорных условиях, к сожалению, ясно; люди будут вести себя так, какие они есть, и число праведников и негодяев будет везде примерно одинаково, когда нет внешнего надзора государства, но почему, почему, почему некоторым надо искать врага для оправдания своего существовования? :-(
(А, черт, наверное, потом закрою эту запись... Все равно ответ никто дать не сможет, а слова про "бедственное положение маргиналов, пресыщенность изнеженной культурой и зависть к преуспевшим" не катят).
Пойду лучше, посмотрю записанную "Касабланку" с Богги...
Update через несколько минут
Зато arbat повеселил: Вязанка пять долларов. Натуральное восьмидесятипроцентное дерево.
О как! Тогда можно и: вот идет женщина. Натуральная восьмидесятипроцентная женщина.