November 28th, 2003

Постный модернизм (с)

Интересная прочитанная вчера статья Работнова про паааааэтофффф и критикофффф, любящих этих паааааэтофффф...
Несколько цитат
==В давней книге Б. Сергеева “Занимательная физиология” приведен следующий факт: у европейцев повреждение височных участков мозга вызывает расстройство восприятия письменной речи — алексию, до полной потери способности читать. У японцев это выражено слабее, а у китайцев аналогичные повреждения на способность читать не влияют, что, оказывается, существенно связано с совершенно различными биологическими механизмами восприятия фонематического письма европейских языков, с одной стороны, и иероглифов — с другой. Европеец всегда бессознательно “произносит” читаемое, и именно по “зародышам” артикуляционных движений языка и гортани его мозг понимает, “слышит” прочитанное, а соответствующие нервные центры находятся в височных долях. У китайцев этот механизм отсутствует, они чисто зрительно распознают иероглифы как образы. Центры, заведующие устной речью, при этом не нужны (у японцев реализуется промежуточный случай). Это имеет самое прямое отношение к поэзии. Мы и китайцы воспринимаем ее совершенно по-разному. Отсюда ясно, например, почему все китайские поэты — каллиграфы, а звуковые красоты, играющие в нашей поэзии столь большую роль, там просто неизвестны, как и жанр “художественного чтения” (на самом деле все эти отличия сложнее, многограннее и интереснее — см., например, эссе А. Гениса “Вавилонская башня” — но сказанного достаточно для наших ограниченных целей).==
Отпадные реплики Бавильского:
==эссе: “Ни в коем случае нельзя, чтобы произведение функционировало по заранее намеченному плану, наезженной колее бытования литературных текстов. Например, нельзя, чтобы оно было книжкой... Книга... всегда оказывается шлаком. Отработанным, мертвым уже материалом, золой”.==
Далее Работнов резонно замечает:
==И все-таки интересно — сжег Дмитрий Бавильский ради чистоты концепции свою библиотеку или нет? Уж зола, так зола...==
==Мысль, которой я собирался закончить, слишком хорошо и просто сформулирована недавно другим автором, чтобы искать свой эквивалент: “Профессиональная поэзия, в отличие от любительской, частным делом не является. И в сущности и становится таковой, лишь выйдя за пределы “своего”, пусть и очень элитарного, круга. Она не путает аристократизм со снобизмом. И поэтому, кстати сказать, не боится быть интересной. Я бы даже сказал, что скучноватость стихов — верный признак любительщины, да боюсь, Вольтер поймает на плагиате. Такой вот парадокс: профессиональная поэзия обращена к непрофессиональному читателю”. Это пишет в уже цитированной выше статье А. Алехин, главный редактор единственного российского “толстого” журнала, целиком посвященного поэзии.==