April 30th, 2004

Признание любительницы книг и технаря по совместительству.

egmg любезно предложила вниманию свою статью "Последнее слово о слове" в продолжение старого разговора в дневнике
Буду кратко-тезисна в ответ. Все вроде правильно опять,... и все снова носит оттенок этических императивов, несколько неуместных в рамках суровой-таки человеческой деятельности, лишенной изначально понятий этики, начало коей (суровости) положено даже не Марксом было. То есть, на тандем авторов "Манифеста" вешать все грехи человеческие – все же двадцать два очка?
1. Сразу признаюсь в книгочействе и рыданиях над читаемым под одеялом ночью "Оводом" в 12 лет – когда Монтанелли приходил в тюрьму и когда расстреливали героя, но вовсе не по причине "так принято", напротив, у вашей слуги "принято" вызывает сильное противоречие и желание сказать именно так, как не принято… И сейчас книжки читаются много, жаль только вот, удовольствия реже от них получаешь…

2. Но пиетет перед словом, когда на остров надо брать книжку, и, о ужас! – люди ничего не хотят брать туда, непонятен. А какого дьявола читать на острове, вы меня простите? Там выживать придется, а не в бунгало сидеть. Дэниел Фосс, уроженец Фолкленда у Джеклондона, проживший на острове с тюленями, ворванью, ножом и веслом сколько-то лет (см. "Странник по звездам"), не испытывал тяги к чтению, и автор был прав в этом, хотя бы, чисто психологически? (Нелогичное обращение опять же к литературе, но снова признаюсь в любви к ней же). Уж если брать книгу – так "Херкимеров справочник" вместо "негодницы Рубай Ате". (Опять литературная ссылка, тьфу).

3. А вот теперь – почти серьезно. Апокалиптические разговоры об утрате словом своей роли снимаются, если повнимательнее приглядеться к системе обмена информацией. Сначала был образ, несущий в себе достаточное количество инфы для понимания количества копий и женщин, необходимых для выноса тушек убитых мужчинами "саблебизонов". По мере нарастания необходимости абстрактного мышления и появления "непредметных" слов (вдаваться здесь не буду подробно, специалисты сами знают, а неспециалисты, как и я, пропустят этот этап) появляется алфавит. Почему? Потому что это становится удобно для передачи информации. Дальнейшее понятно; книгопечатание же делает процесс передачи абстрактного знания совсем удобным и, главное, дешевым.
Collapse )
Итог: или это у вашей собеседницы цинизма многовато изначально, или, напротив, оптимизма больше исторического?

Прошу прощения за некоторую пунктирность и краткость, но долго распинаться – только увеличивать информационный шум.