May 31st, 2004

Углич

Приношу извинения всем, у кого в долгу - времени все нет.
А пока - самоцитата про экскурсию.
==... чувства противоречивые. Я не особый поклонник монастырей и росписей, истории рассказывались все уже известные читателям, полагаю: Грозный венчался девять раз вместо двойного канона, Смутное время и тп... Не знала только, что Мария Нагая ухитрилась засвидетельствовать подлинность обоих самозванцев, а потом же дважды отречься от них. До других лжедимитриев руки у нее все же не дошли. Расследование смерти царевича проводилось многократно, политическая борьба за последнего Рюриковича привлекала слишком многих, но эпилепсия все же не дала бы ему много пожить на свете?
Картины же злодейского убийства на стенах церкви Димитрия-на-крови повествуют о невинном мальчике, доверчиво глядящем на убийц, потом набат, крики матери, убийство сразу толпой тех, на кого было указано, одновременно гонец поскакал к Годунову, приехали расследователи, убили быстро уже триста (?) человек, колокол тоже был наказан вырванным языком и сослан, его тащили волоком и на себе (19 пудов) в ссылку остальные наказанные люди. Сейчас он снова стоит внутри на большой полке, звук великолепный, немного только отвести язык и отпустить - с полминуты потом стоит звон после одного удара.
Collapse )
Монахи, машины в музее под небом (первый советский трактор - на ходу, ЗИС, виллис и тп), старухи, сено в монастыре для сушки :-)), колонны и остальное, стянутое у жизни - http://public.fotki.com/HinaChleck/uglich/
Про "машинерию" - правы те, кто увидел передвижную парогенераторную установку, топилась бревнышками. Тетенька-гид сказала попроще - динамо-машина, сделанная в 1947 году, я решила, что ослышалась, но мне показали даже овальную бляху на торце с датой.==
P.S. Старухи - откровенно говоря, дань восхищения виденной вчера у Косаковского старухе, которая в финале медленно выходит с питерской "лестницы", чешет себе спину, зовет собачку... Хочется пересмотреть снова фильм, во время которого счастливая улыбка не слезала с лица зрительницы, хотя и радоваться нечему вроде бы.