March 25th, 2006

Хранители велосипедов

... Сейчас-то велик стоит на лестничной площадке, с гибким замком, зацепленным за желтенькую газовую трубу. Но тяжелый. Но дешевый.
Это отпугивает туманно-седых личностей, шебуршащихся иногда за дверью под прикрытием сантехнической или электрической формы.

Хочется другой механизм. Легко сносимый по лестнице, звенящий, как мячи "Данлоп". Но он будет недешевый. И легкий. Что уже не отпугнет туманно-седых.

Есть черный ход. Я же говорю, дом сталинский, старый. Но его нельзя загромождать ничем. Балкона тоже нет, старый же дом!
Квартира большая, мебели мало, но места тоже нет - ходить же нужно всем людям и животным. И бегать иногда.
Есть навес - но он на даче, а дача - это место жизни от двух до пяти. И от семидесяти до пяти. Лет, конечно, не часов.

Остается только купить гараж, тогда там будет Очень Одиноко в углу стоять велик.
Дело за малым. Нет, не за деньгами - для этого достаточно пойти погулять, и обязательно найдешь толстый кошелек с пачками "копюр". Дело за тем, чтобы этот гараж был рядом с домом...

А вот пока "дверь в лето" (с) авторства alex_melia http://fotolis-ru.1gb.ru/01_.jpg

Jenny Joseph - лиловенькой я буду

Цельнотянуто у alya_kulya
Warning

When I am an old woman I shall wear purple
With a red hat which doesn't go, and doesn't suit me.
And I shall spend my pension on brandy and summer gloves
And satin sandles, and say we've no money for butter.
I shall sit down on the pavement when I'm tired
And gobble up samples in shops and press alarm bells
And run my stick along the public railings
And make up for the sobriety of my youth.
I shall go out in my slippers in the rain
And pick flowers in other people's gardens
And learn to spit.

You can wear terrible shirts and grow more fat
And eat three pounds of sausages at a go
Or only bread and pickle for a week
And hoard pens and pencils and beermats and things in boxes.

But now we must have clothes that keep us dry
And pay our rent and not swear in the street
And set a good example for the children.
We must have friends to dinner and read the papers.

But maybe I ought to practice a little now?
So people who know me are not too shocked and surprised
When suddenly I am old, and start to wear purple.