December 1st, 2006

Чтивное

- Кортасар, Игра в классики. Предсказуемо, узнаваемо, изобретательно и не годящееся для повторного чтения. Книжка пойдет очередным взносом в райбиблиотеку.
На добрую память
==скверно записанная, затрепанная мелодия со старой, заигранной пластинки под
непрерывное шипение, потрескивание и щелчки; жалобный голос саксофона, году
в двадцать восьмом или в двадцать девятом прокричавший о том, что он боится
пропасть, поддержанный любительской ударной группой из женского колледжа и
партией фортепиано. Но потом пронзительно вступила гитара, точно возвещая
переход к иному, и неожиданно (Рональд, предупреждая их, поднял палец)
вперед вырвался корнет и, уронив две первые ноты темы, оперся на них, как на
трамплин. Бикс ударил по сердцу, четко -- как падение в тишине -- прочертил
тему. Двое, давно уже мертвых, сражались, то сплетаясь в братском объятии,
то расходясь в разные стороны, двое, давно уже мертвых, -- Бикс и Эдди Ланг
(которого звали Сальваторе Массаро) -- перебрасывали, точно мяч, тему "I'm
coming, Virginia", Виргиния, там-то, наверное, и похоронен Бикс, подумал
Оливейра, да и Эдди Ланг, в каких-нибудь нескольких милях друг от друга
покоятся оба, ставшие теперь прахом, ничем, а было время, в Париже однажды
ночью они схлестнулись -- гитара против корнета, джин против беды -- и это
был джаз.==

- Кант, Актовый зал, Выходные данные.
Нынешние отклики в Германии представляют автора как доносчика на коллег и слугу государства СЕПГ - возможно, но если посмотреть и так, что Кант был честен?
Первый роман очень хорош - как картина пейзажа внутри и вокруг молодого человека, уцелевшего в войне. Белль бы пожал руку и не положил бы палец в рот.
Шкура второго романа в некоторых местах откровенно натягивается на идеологический каркас - даже непонятно, почему его три года держали в цензуре. Collapse )