January 11th, 2008

Слова и реалии Калининграда (самоцитата)

Ты как жиды, которые никогда не обращают внимания на то, что видят! У жидов принято обращать внимание только на слова, и все тут!
– Прошу тебя, сквернослов, – вскричал тут Соломон, – опамятуйся, если не ради меня, то ради Библии, она свята и для вас, ненавистные святогоны!

(Понятно, что в дороге читался эковский "Баудолино")

Калининградская область оставляет странное впечатление: есть нынешние слова, есть прошлые слова и есть настоящая жизнь. Совпадения между всем этим найти не всегда можно.

Светлогорск еще можно назвать немецким Раушеном ("крикливым, шумным"), что, в свою очередь, является омонимичным искажением прусского "Рузе-Мотер" (край погребов).
Прусские земли были грустные и бедные, и сейчас зимой из снега торчат порыжелые жухлые и колкие даже на вид остья. Положение изменилось, когда бюргеры прониклись сознанием своей значимости и пожелали отдыхать не хуже дворянских семей с "фон" и именем "Теодульф", в результате чего Раушен оказался живописным и милым городишечком, потому что сохранилось много живописных вилл и домиков оных бюргеров (боев в 1945 там не было совсем).

А вот Зеленоградск на имя Гренц ("Венок") тянет уже гораздо меньше: нынешние, жаждущие купаний у моря, калининградцы скупили участки и понастроили много, но невнятно, создав большой, но безликий квартал; море же в это время с тихим рокотом косо слизывает пляжи, не оставляя зеленоградским в будущем возможности щеголяния в полосатых купальных костюмах. Collapse )

Прежняя "военная" закрытость зоны приносила определенные бонусы населению, но сейчас придется жить на туризме, благо, сытый мир решил тратить деньги на "экологические разъезды".
Впрочем, надо признать, что вливания в город, начавшиеся, по свидетельствам местных, примерно с 2005 года, принесли внешний результат: полно супермаркетов, ресторанчиков, магазинов, жизнь бьет ключом, ожидают решения проблемы газификации (еще не во всех домах газ, что и чувствуется по запаху сжигаемых брикетов даже от фешенебельных вилл). Форпосты цивилизации окончательно переместились в торговые моллы: и карты города купить, и поесть, и клозет, и отдохнуть – все в одном.

В супермаркетах и кафе служащие милы, в кассах же на вокзалах темнели и родимые пятна социализма плюс еще сбивало с толку московское время отправки пригородных поездов, причем, мне заметили, что и во Владивостоке оно было бы московское, что изумило.
– И для пригородных электричек?! И что, люди будут шесть часов считать в уме или сколько там?
– Да, это везде в России так на желдорогах.
– Мда... (фомовское неверие почти всегда при мне).

(Картинки - в следующей записи)