May 17th, 2009

Чтивное

(Ну да, человек книги борется и сливается с человеком компа)
Октябрь, 12 книжка за 2008 год:
Стесин
Бронкс
http://magazines.russ.ru/october/2008/12/st12.html

Владимирова
Шла Сара по Тверской
http://magazines.russ.ru/october/2008/12/vl13.html

9 книжка, 2008
Кобрин - про Прагу, Тридцатилетнюю войну и войну нынешнюю
==Но вернемся к индо-пакистанскому противостоянию в Праге. Штаб индийских сил находится на маленькой улочке Миковцовой, уходящей вбок от Белеградской; штаб пакистанцев – на Ружовой, рядом с чаёвней и парикмахерской. На Миковцовой – забегаловка под названием «Гималаи», на Ружовой – забегаловка «Халяль». В первой предлагают индийскую кухню, во второй – пакистанскую. Так как до 1947 года «индийское карри» поглощали во всех частях тогдашней Британской Индии, то это одна и та же кухня. В Праге основные бои ведутся за то, кто лучше это карри приготовит. И никаких бомб.==
http://magazines.russ.ru/october/2008/9/kk11.html

И стихотворение Ермаковой:

У Марсия крепкая кость, а копытца медны,
а долгие острые уши не всем заметны,
и сам он почти не заметен в толкучке воскресной,
в январском гремучем Коломенском в музычке местной.
Лишь встречный флейтист, припадая к волшебному пиву,
пригубив прилично – увидит прозрачную спину,
прикрытую буро-кудрявой щетиной когда-то.
А Марсий идет вдоль ларьков заводных до заката,
и чутко вибрируют уши его ножевые,
фильтруя ударные, струнные и духовые.
А Феб замечает врага и краснеет от гнева,
и жизнь, обнажаясь от скользких асфальтов до неба,
краснеет, краснеет и длится, и длится, краснея,
и Феб шаролицый ревниво клонится над нею.
В аллеях цепных карусели визжат, улетая;
смеются, разводят руками, разит шашлыками;
на лавочках парочки смерзлись, в кустах перепалка;
о, жизнь моя красная, что тебе – музыки жалко?
Да сам он не знает – любовью горит или злобой,
вон луч снегирем забарахтался в лоне сугроба,
вон смотрит на солнце закатное красный прохожий
свободно – как всякий счастливец без кожи.

(Единственное: надо - "о жизнь моя красная" - запятая в обращении после О не ставится).

Аттила и Западная римская империя

(Для упорядочения сведений)
Книжка - Джон Мэн, Аттила, Москва, "Эксмо", 2007 - вначале выглядит квазинаучной и слишком литературной, и фактологически вольной, но когда автор доходит до периода, описываемого Приском Панийским, то вынужден придерживаться фактов.
Факты неплохо изложены здесь - http://www.world-history.ru/countries_about/1785.html
http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%82%D0%B8%D0%BB%D0%BB%D0%B0

Несколько интересных деталей:
История с Гонорией, сестрой слабохарактерного Валентиниана III (матерью же их была волевая Галла Пласидия, дочь Феодосия Великого), такова: Гонория росла в привилегированном положении, носила титул "Августа", имела собственную резиденцию во дворце и лелеяла мечты о власти. Рядом с ней был мажордом Евгений, который и составил план заговора, а потом стал ее любовником. Гиббон говорит, что она забеременела и была отослана в Константинополь, заговор был раскрыт, Евгения казнили - лет ей уже было за тридцать.
Тут и была задумана ею месть - стать супругой Аттилы и править не как римская, а как галльская императрица. Кольцо с евнухом Гиацинтом было послано к Аттиле, потом евнух вернулся, был подвергнут Валентинианом III пыткам и казнен, беспокойную же сестру выдали замуж за консула.

Но повод у Аттилы остался, даже если кольца, евнуха и непорочной девы и не было уже в реальности. А тут еще в Византии и Феодосий II умер, упав с лошади и сломав позвоночник, наследники же перекрыли гуннам поток дани золотом . Collapse )

Больше всего здесь приткнулись венгры с их историей - Gesta Hungarorum. Отсутствие глубоких корней и законных претензий у венгров на занимаемые земли привели к тому, что надо героев сделать из того, что есть под рукой. Под рукой оказались язычник Аттила, Штефан-Иштван, только-только законно коронованный папой, и Арпад.
В результате вышло следующее: Аттила умер, у него остались два сына, один из них - не как-нибудь, а от Гонории; он водил в походы 3000 воинов-секлеров, в последний раз вернулся, ведя армию по звездному небу (Млечный путь), и рассеял врагов. Его потомки и породили мадьяр.
Репутация гуннов была подмочена во времена вторжения монголов в 1241-1242, но потом легенда снова вернулась в строй: у летописца Симона Кезаи даже конюшни Аттилы былы отделаны бархатом, а королю Матяшу Корвину очень льстило название "второй Аттила"; князья же Эштерхази вели свою родословную от Аттилы напрямую.

В конце концов, тогда все правители так себя вели, просто Аттиле не повезло - поражение при Каталауне, чума в Италии и смерть в Венгрии на своей очередной свадьбе с Ильдико-Хильдегундой (горловое кровоточение в постели в пьяном состоянии) не дали возможности создать долговечную империю.