September 9th, 2009

Борьба без счастья стать снобом

Current book - "Иосиф и его братья", Манн
Current film - "Кружевница", Гаретта

Диалектика жизни вашей собеседницы ознаменовалась борьбой, в которой счастье не обрелось: это была борьба раннего снобизма и неумения генерализовать.
Вся генерализация для меня сводится к раз в квартал выдаваемой фразе: "Ну вот, опять у тебя все падает за столом изо рта". Но я знаю, что собеседник знает, что я так не думаю, и это просто взнос из вредности - против второго закона термодинамики.
Снобизм же предполагает отграничение с артикулированием каких-то признаков отличия.

Номинация же групп как сталинские чекисты/плебс/путиноиды/каспарыши/партноменклатура/совписы/училка с начесом и бюстом/продавщица с бюстом и матом/девушка с бюстом и веслом/евреи-мехматовцы/лысенковцы/быдло/евробюрократы/антивосьмисты/читатели Сэлинджера и Фолкнера/читатели Коэльо-Мураками/понаехавшая лимита/коренные москвичи и пристяжные/кружевница-La Dentellière-мидинетка/феминистка etc, так удобно напрашивающихся на стратификацию, не помогает.

Как посмотришь на отдельного человека - видишь глаза, кривоватый зуб, дети там, чулки сползли или торт принес, в Анталию съездил, сын поступил, на рыбалке улов большой. Человек - ну, слабый, да, а кто сильный, пусть выйдет вперед.
Можно, конечно, кричать: "Вы все грубые пастухи и жалкие братья Иосифа, а я - Беньямин!" - так рассыпаются братья-то из снопа обвинений. Справедливый Ре'увим, буйные Симеон и Левий, мрачный Иуда, быстроногий Неффалим, лакомка Асир, прямой Гад, мореход Завулон, выносливый Иссахар...
Да, они бросили брата в яму, но они разные.

В общем, сноб еще живет внутри, но с анаэробным дыханием, как джинн в бутылке, - не умея судить и отграничивать.