November 9th, 2009

Академики, РАН и наука

Пресс-конференция Констатина Северинова на lenta.ru
http://lenta.ru/conf/severinov/

Тезисно:
-теперешнее академическое бытие в России непривлекательно для людей, работавших за рубежом. Хотя, конечно, возможны отдельные исключения...Другой вопрос, если вы хотите вернуться и попасть в ту обойму, которая здесь контролирует распределение денег. В этом случае вы можете оказаться в ситуации, когда средства, которые вы сможете получить, в том числе и на науку, будут гораздо существеннее, чем то, на что вы можете рассчитывать на уровне завлаба в США. Но при этом все достоинства американской системы, которые позволили вам стать тем же завлабом и независимым ученым, вы потеряете.

- Некипелов говорит, что "нам дают всего лишь 45 миллиардов рублей, и мы ничего хорошего сделать не можем". Ответ на это – вам дается целых 45 миллиардов, и вы ничего хорошего сделать не можете...Другой момент: те подсчеты, которые приводит Некипелов, в принципе неверны. На самом деле, денег в в систему РАН поступает гораздо больше. Ведь кроме упомянутых 45 миллиардов рублей, академические институты получают львиную долю грантов РФФИ (Российский фонд фундаментальных исследований), а также лотов по ФЦП (Федеральные целевые программы). Это очень значительные средства... В целом, если бы имеющиеся в РАН средства тратились эффективно, и если бы у академических ученых было бы больше нормальных результатов мирового уровня, то президиуму РАН не пришлось бы голосить всякий раз, когда кто-то подвергает сомнению их эффективность и состоятельность, и они с большим правом могли бы требовать увеличения ассигнованй на науку. А так они все время играют с цифрами, считают и пересчитывают импакт-факторы журналов

-Если бы я уехал не в 90-х, а, например, в 1985 году и вернулся сюда сейчас, то что бы я узнал? Магазины бы не узнал, улицы – везде новые дома строятся, банки бы не узнал, бизнес. Но придя в академический институт, я почувствовал бы, что вообще никуда не уезжал. Как и во времена СССР многие лаборатории купаются в прекрасном оборудовании, которое им не нужно. Средства, выделенные на реактивы, используются бездарно, расходных материалов нет, в итоге оборудование простаивает. Это тоже было типично для СССР.

-реформа РАН должна включать, в качестве первого и необходимого шага, сокращение не менее половины академических институтов. РАН можно сокращать не на 20, а на все 50 процентов, но сокращать надо разумно. Я, кстати, вообще не понимаю, откуда взялась цифра 20 процентов. Зато я знаю, что заявления Осипова (президент РАН Юрий Осипов) о том, что в результате этого сокращение средняя зарплата в академии достигла 30 тысяч, - это явное искажение фактов. Я заведующий лабораторией, получающий, по-видимому, не самую маленькую зарплату, имею 22 тысячи. Как при этом средняя зарплата может быть 30 тысяч - мне непонятно.

-Когда я работал в Колумбийском университете, там бытовало такое расхожее определение русского ученого: русский ученый потратит неделю, чтобы объяснить тебе, почему эксперимент, на постановку которого нужно 20 минут, не будет работать.

Вот последнее - очень знакомо. На то, что нужно протестировать, сделать RBD, раздать базы, написать запрос, я нередко слышу ответ от одного неглупого и с подвешенным языком админа: "Делать не надо, программа не работает, она плохая, они там, наверху, козлы, писать запрос на лицензию не надо, работать в такой оболочке нет смысла, пусть они нам пришлют и сами сделают". Когда пытаешься объяснить, что все равно делать придется, и когда до этого и доходит - время потеряно. Хорошо, что он один такой.
"А Яни, у которого ключи от пожарной машины, ушел смотреть на пожар". (с)