January 19th, 2011

Про американскую готику снова

В поисках картины Гранта Вуда в своем дневнике нашла запись про амерлит-ру
http://hina-chleck.livejournal.com/189105.html

и вношу поправку, потому что ссылка на саму картину пропала
http://graftio.wordpress.com/2010/06/26/%d0%b0%d0%bc%d0%b5%d1%80%d0%b8%d0%ba%d0%b0%d0%bd%d1%81%d0%ba%d0%b0%d1%8f-%d0%b3%d0%be%d1%82%d0%b8%d0%ba%d0%b0-%d0%b3%d1%80%d0%b0%d0%bd%d1%82%d0%b0-%d0%b2%d1%83%d0%b4%d0%b0-grant-devolson-wood-americ/

Пародия на картину (с того же сайта)

Про образование - тезисы

(Себе на предмет проверить в будущем - много слов)
http://contextclub.org/events/y2010/m11/n51
Ростислав Капелюшников, выступление на тему «Человеческий капитал России»
Тезисно неочевидные вещи:
Collapse )

- Численность женщин, обучающихся в вузах, выросла за этот период практически в три раза (даже в три с лишним), тогда как мужчин лишь в 2,5 раза. И это заставляет со скепсисом отнестись к очень популярному объяснению бума спроса на высшее образование. Наверняка все мы многократно слышали, что молодежь бежит со всех ног в вузы просто для того, чтобы скрыться от армии. Тот факт, что среди женщин спрос на высшее образование рос гораздо быстрее и активнее, чем среди мужчин, показывает, что это, по меньшей мере, не совсем так. Существует способ, как можно примерно прикинуть вклад фактора призыва в спрос молодежи на высшее образование. Существует очень устойчивая тенденция - численность обучающихся на очных отделениях среди мужчин выше, чем среди женщин. Можно предположить, что, по всей очевидности, это связано именно с желанием откосить от армии, потому что заочное отделение отсрочек не дает, а очное - дает, что, если бы не эта угроза, то соотношение между очным и заочным обучением среди мужчин и среди женщин, было бы примерно одинаковым. Если произвести такой расчет, то нижняя синяя линия (и к ней относящаяся правая вертикальная ось) показывает, что максимум на фактор призыва можно отнести не больше 6-8% от общего контингента обучающихся в вузах. Но и это, по всей очевидности, сильная переоценка, потому что при отсутствии этой угрозы многие молодые люди либо стали бы поступать в вузы позже, либо стали бы поступать на заочное отделение, тем не менее, они не отказались бы от получения высшего образования. И это означает, что разумная и консервативная оценка - это максимум 2-3%. Совершенно очевидно, что бум спроса на высшее образование не может объясняться не только демографическими факторами, но и фактором призыва.Collapse )
- контринтуитивный вывод, что в 2000-е годы спрос на высококвалифицированную силу в российской экономике рос намного быстрее, чем ее предложение, вопреки всему тому, что говорят, и вопреки всему тому, что кажется на первый взгляд. Это всего лишь арифметические иллюстрации тезиса о том, что гораздо больший процент людей с высшим образованием стал трудиться по профессиям, требующим высокой квалификации, чем это было десять лет назад. Это слайд, который иллюстрирует, что, несмотря на это, доля обладателей высшего образования, третичного, которые трудятся по неквалифицированным профессиям, в России выше, чем в подавляющем большинстве стран мира. Таким образом, человеческий капитал недоиспользуется по сравнению со значительной частью других стран.

- возможен такой сценарий, при котором люди с высоким образованием, потому что их много, начинают спускаться на менее квалифицированные места, но, спускаясь туда, они вытесняют тех менее образованных работников, которые раньше занимали эти рабочие места на еще менее квалифицированные рабочие места. И в этом смысле разрыв в заработках между теми и другими остается прежним. И поскольку нормы отдачи представляют собой относительный показатель эффективности, дипломомания может принять характер самоподдерживающегося процесса.

- Таких исторических прецедентов, где 2/3 населения являются обладателями дипломов высшего образования, еще не было. Что в этом смысле можно было бы сделать? Я вообще не уверен, что можно что-либо в этой ситуации сделать. Тем не менее, исходя из неких общих представлений, можно было бы сказать. Можно было бы хотя бы частично рационализировать ситуацию, если бы можно было значительно поднять стоимость образования, но, повторяю, не плату за образование, а стоимость. Сделать так, чтобы потерянные заработки превратились в реальный элемент издержек получения образования, чтобы они не были нулевыми, чтобы процесс обучения не напоминал рекреационную деятельность, как это сплошь и рядом происходит. Тогда удорожание получения образования, не за счет платы, а за счет того, что, чтобы получить этот диплом, надо работать, тратиться и лишать себя возможности заниматься чем-то другим. Тогда это могло бы сбить тот искусственный спрос на высшее образование, который имеет место. Тогда это, по идее, могло приподнять качество российского образования. Но подобного рода фантазии наталкиваются на жесткую реальность, потому что сами учебные заведения в этом нисколько не заинтересованы.

Про образование-2 (только высшее)

(Снова проверить прогноз на будущее)
http://contextclub.org/events/y2010/m12/n47
Михаил Соколов, выступление на тему «Спрос на образовательные услуги и экономические стратегии: почему дипломы перестают быть "рыночными сигналами", и что с этим делать?»

- Информационная экономика возникает в связи с неспособностью теории человеческого капитала ответить на простой вопрос, почему спрос на высшее образование растет по мере того, как количество людей, работающих по полученной специальности снижается. В зависимости от того, как определим полученную специальность, цифра будет составлять 20-30% или 40%, но все равно большинство людей не работают по той специальности, которая записана в дипломе. За что они тогда платят? Теория рыночных сигналов версии Спенса на это отвечает: они платят за сертификат, причем не столько за сертификат, который подчеркивает, что у них есть какие-то знания, а то, что у них есть более общие навыки, позволяющие им справляться с большими сложностями, которые всегда создает высшее образование более высокого уровня.

- университеты, которые в основном ориентированы на академическую и профессиональную квалификацию, на поддержание профессиональных групп и научных дисциплин, гораздо более подвержены инфляции своих дипломов, чем университеты, которые выполняют сугубо классовые функции. Классовый университет практически не взламываемый. Для университета, который главное, что делает, собирает вместе детей элиты, девальвация является очень малым риском. Для университета, который транслирует академические и профессиональные знания, этот риск довольно велик. Collapse )

- Есть, однако, три фактора, которые могут сыграть очень большую роль. Во-первых, есть произошедшая классовая революция, в результате которой университеты стали уже в общем стабильными классовыми. Поскольку превращение их из классовых в какие-то еще требует ощутимых затрат, гораздо больше, чем нынешнее бюджетное образование, резко повернуть эту ситуацию, видимо, невозможно. С другой стороны, классовые университеты живут в условиях увеличивающейся временной перспективы, вдобавок еще и демографической ямы, поэтому конкуренция между ними станет гораздо жестче и гораздо обдуманнее. Наконец, в-третьих, академическая революция в той степени, в которой она происходит, явно пользуется поддержкой обобщенного государства (Министерства образования и науки, прежде всего), которое действует через изменение общей схемы финансирования. Идея того, что по крайней отчасти финансирование должно распространяться по исследовательской базе, по аналогии с Британией, например, в которой примерно 60% денег на образование расходится по головам студентов, а вторая часть – в связи с положением в исследовательских рейтингах. Поскольку попадание в рейтинги – наш нынешний приоритет, мы движемся примерно в том же направлении. И даже еще сильнее – не просто деньги распространяются пропорционально присутствию тех групп, которые являются потенциальными академическим революционерами, но есть тенденция к тому, чтобы создавать очень крупные порции денег.