May 2nd, 2011

Про стоп-кран. Или его и нет?

Уже третий день не могу отвязаться от мыслей после прочитанного
http://labas.livejournal.com/904941.html?mode=reply

Документ Sönke Neitzel/Harald Welzer: Soldaten. Protokolle vom Kämpfen, Töten und Sterben, S. Fischer Verlag, 2011
Протоколы прослушки военнопленных немецких солдат и офицеров, перевод labas'а.
Взяты некоторые реплики из разделов
==- Преступления против военнопленных
- Убийства в качестве оккупантов
- Уничтожение [евреев]==.
_______________________________________________

Понятно, что некоторые могли говорить, применяясь к ситуации побежденного и пытаясь дистанцироваться от виденного. Опять же, виденное могло быть искажено, чтобы можно было легче дистанцироваться - это вот другие садисты, а не я.

==я всегда говорил: "Так перестаешь быть человеком, к ведению войны это не имеет отношения". У меня адъютантом был главный химик IG Farben, и так как ему не нашлось другого занятия, его тоже однажды послали посмотреть... Он потом неделями ни на что не был годен. Сидел в углу и выл.==

==У нас был такой... Брозике из Берлина, каждого, кого он в деревне видел, он отводил за дом и там стрелял в затылок... Я в таких случаях не стрелял, если я был не уверен, что это действительно партизаны. Но было много ребят, которые получали огромное удовольствие.==

Или перевод стрелок на латышей
==У СД было человек пятнадцать там и где-то шестьдесят латышей, считающихся как известно, самыми жестокими людьми во всем мире... Латыши с повязками на руках - евреев уводили и потом все обчищали, такое было массовое ожесточение против евреев в Дюнабурге, народная злоба искала выход.==

Но есть и реплики в духе:
==СИРИ: Об этом нельзя говорить вслух, но мы были слишком мягки. И сейчас мы в западне вместе со всеми жестокостями. Но если бы мы были на сто процентов жестоки - чтобы люди исчезали бесследно, тогда бы никто ничего не сказал. Полумеры - вот в чем ошибка.==
==КЕРЛЕ: Таких надо не расстреливать, их полагается убивать медленно. ==

И никак не могу отвязаться от горестного изумления: вот эти все разные люди - и которые говорили про кошмар и невозможность выдержать и "мы лишь орудия", и которые искали других, еще более жестоких, и которые ратовали за жестокость, и которые пытались прагматично найти выход
==РОТКИРХ: Представьте себе этих евреев, ведь некоторые спаслись, они будут рассказывать... Это не пройдет для нас даром. Если эти люди, евреи, окажутся у руля и начнут мстить, это будет ужасно. ==

- они все оказались задействованными в системе, которая имела чисто технический недостаток: убийства были слишком затратными, массовыми и негативно действующими на психику убивающих. Вот если бы быстро и чисто - то оптимизация была бы принята почти всеми?

И где стоп-кран, который помешает думать о подобной оптимизации при наличии высокоточных ракет и потенциального биологического оружия?

upd Еще к этому вопросу
http://hina-chleck.livejournal.com/503829.html

О слове "зависеть" замолвите слово

Чтение "Барчестерских башен" (прекрасная вещь, a propos) навело глаз на оборот "Это зависит от" [обстоятельств] — Cela dépend [des circonstances]

И разбирательство с оборотом "зависеть от" принесло в инетневоде
http://etymolog.ruslang.ru/vinogradov.php?id=zaviset&vol=1 статью Виноградова

==хотя и приблизительно, но устанавливается более точно время распространения слова зависеть в русском литературном языке: не позже 10—20-х годов XVIII в. В «Лексиконе российском и французском, в котором находятся почти все Российские слова по порядку Российского алфавита» 1762 г. уже помещено слово зависеть в соответствии франц. dépendre и приведены такие фразы официально-светского и делового стиля
... Однако трудно в зависеть признать прямое калькированное воспроизведение франц. dépend или нем. abhängen. Ведь между приставками — русской за-, франц. de-, нем. ab-— прямого смыслового параллелизма нет (ср. déflexion — `отклонение (световых лучей)', dérouler — `развертывать', développer — `развертывать, раздвигать' и т. п.). Кроме того, если бы зависеть возникло как непосредственный калькированный перевод немецкого abhängen или франц. dépend, то по крайней мере в русском литературном языке XVIII в. в этом слове выделялись бы его морфологические части за-висеть и ударение находилось бы на -висеть (ср. висеть, повисеть, провисеть и т. п.). Правда, нельзя признать случайным, что то же сплетение значений, что и в немецком abhängen, наблюдается и в глаголе зависать (укр. зависати, польск. zawisać:), который известен областным народным говорам в значении `свешиваться, висеть позади чего-нибудь, на чем-нибудь' («Хмель зависает на згороде.» Псков. (И. Евсеев). Во всяком случае, полон глубокого интереса тот факт, что в языке А. П. Сумарокова в значении `зависеть' употребляется глагол зависать (зависать?): «От того креста зависало все мое благополучие, а от етова оно зависать не будет» (Сумароков 1787, ч. 5, с. 6); «...ум от знатности зависает...» (ч. 5, с. 55); «...будучи зависаема от дяди...» (там же, с. 54; ср. также ч. 5, с. 15, 73).

Конечно, можно было бы предположить, что форма зависеть появилась в приказно-деловой речи начала XVIII в. внутренним путем как соотносительная с зависнуть (ср. польск. zawisnać). В «Словаре польского языка» Линде отмечены такие польские глагольные слова и некоторые производные от них: «zawisnoć, zawisłość, zawisać, zawisnać od kogo, dependować od niego, być w zawisłosci, zeleżeł» (Linde, 6, с. 946—947).

Например, в «Материалах для истории имп. Академии Наук» (т. 1, СПб., 1885): «Оная состоять будеть из 3 классов, изъ которыхъ производиться будутъ: Въ первомъ — вснауки математическiя и которыя отъ оныхъ зависнутъ. Во второмъ — всчасти физики. Въ третьемъ — литере, гуманiоресъ, гисторiа, право натуры и народовъ» (т. 1, с. 22—23, 1724). Необходимо отметить своеобразный пример употребления прошедшего времени — зависл (от зависнуть; ср. польск. zawinać в «Артаксерксове действе» (1672 г., л. 71 об.): «О гордость, скоропогибел[ь]ная сень! Не могл есмь удовол[ь]ствоватися всемирною честию! Гордостью ж[е] и дерзостью ныне же зависл есм[ь] междоу честию и бесчестием!» (Артаксерксово действие, с. 274). Но вероятнее предполагать, что зависеть — литературное заимствование конца XVII — начала XVIII в. из украинского языка. А в украинский язык это слово проникло из западнославянских языков. Первоначально это было слово официально-деловой и ученокнижной речи. В нем наметилось еще в XVIII в. два оттенка значения: 1) `находиться во чьей-нибудь власти, воле, в зависимости от кого-нибудь, чего-нибудь'; 2) `быть обусловленным чем-нибудь, быть следствием какой-нибудь причины' (см. сл. АР; сл. 1867, 2, с. 15; сл. Даля 1880, 1, с. 557). ==

Пора завязывать с чтением и ехать на велике!

К записи про labas'а (только что прочитано - банальное, признаю, но уж слишком в тему)

==Когда Карл Ясперс выступил в 1946 году со своим знаменитым трудом “Die Schuldfrage”1, он действительно формулировал задачу, до сих пор никогда не обсуждавшуюся; я имею в виду, конечно, не специальный казус Германии, но самое логическую структуру вопроса о спектре различных ступеней коллективной вины.

... знаменитый вопрос, задававшийся некоторыми русскими диссидентами в пору конца советской идеологии: почему не устраивают Нюрнбергского процесса над преступлениями коммунистического тоталитаризма? Для того чтобы всерьез задавать такой вопрос, нужно было полностью забыть об эмпирической реальности этого процесса и видеть лишь некую отвлеченную моралистико-юридическую парадигму.

... Программа преодоления прошлого предстает (совершенно необходимым и естественным образом) как программа перевоспитания масс; ей нужен этот аспект, чтобы не свестись к одной из отвлеченных игр образованного общества в своем узком кругу. Но это сейчас же ставит ее в опасную близость с тем самым тоталитаризмом, который представлял собой всеобщий проект перевоспитания, как говорили в Советском Союзе, «перековки», и создания «нового человека». Опыт тоталитаризма создает особую аллергию против тактик, слишком часто свойственных воспитателям масс, предлагающим ученикам формулы для заучивания и повторения.

Когда-то известный ученый и мыслитель Карл Кереньи сказал, что двери национал-социализму открыл дух абстракции, когда евреи как лица оказались подменены безличной категорией «еврейства»; «убивать евреев» — звучит страшно, а «ликвидировать еврейство» — словно бы формула логической операции. Я боюсь, как бы в практику политического воспитания новых поколений не проникло нечто от схематизма, сыгравшего роковую роль в том самом прошлом, которое мы преодолеваем.

... Я не хочу пророчить мрачные перспективы, однако в одном я уверен: если, не дай Бог, снова придет сила, абсолютно неприемлемая по моральным соображениям, ей нетрудно будет найти словесную маску, чисто внешне не похожую ни на один из видов уже известного нам тоталитаризма. Умственная привычка побуждает нас ожидать возвращения того, что уже было, хотя еще Гераклит сказал, что дважды войти в одну и ту же реку невозможно. (Так в свое время страх перед реставрацией царского самодержавия помешал русским либералам вроде Керенского увидеть надвигавшееся на них и куда более страшное самовластие Ленина.) Поэтому едва ли можно заранее соорудить против возможных будущих опасностей заградительную стену из готовых благонамеренных формул, повторяемых хором. Сегодняшний либерализм слишком мало либерален, слишком нечуток ко всему, что не укладывается в медиально сообщаемые лозунги. Между тем единственной прививкой, дающей иммунитет против возможности нового тоталитаризма, остается чувство собственной ответственности за каждое свое слово и действие, а потому — недоверчивость к внушениям, к гипнотическим пассам массовых воздействий, да и к тому духу абстракции, о котором говорил Кереньи.

... Я вижу опасность для дела преодоления прошлого в двух настроениях, не похожих друг на друга, но слишком часто друг друга дополняющих: в сентиментальности и цинизме.

... Как выглядят сегодня препятствия к моральному преодолению тоталитаристского прошлого и разобщения между народами? С моей точки зрения, они размещаются в двух противолежащих направлениях. С одной стороны, это реликтовые, но живучие воинствующие антилиберальные тенденции националистического и изоляционистского характера. С другой стороны, это склонность современного либерализма, взявшего на себя задачу перевоспитания народов, действовать наподобие любой другой идеологии, низводя себя до лозунга, до примитивного жеста: это уже не столько защита свободы и личного выбора, сколько отмена смысла такого выбора.

... тоталитаризмы получили свой исторический шанс лишь постольку, поскольку были абсолютно ложным ответом на вполне реальные вопросы, порожденные кризисом прежних идентичностей. Конец и развенчание тоталитаризмов дают нам в полной мере ощутить реальность самих вопросов. ==

Аверинцев http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Literat/aver/tot_log.php Новый мир, 2001, №9.

via gr_s (который увидел там свое, признаю сразу)