May 22nd, 2011

Наверное, не вовремя. Ну и пусть.

==Брат... Небольшое удовольствие иметь столь постыдного братца; он действует на нервы, такое родство слишком уж унизительно. И все-таки я не хочу закрывать глаза на это родство, ибо — еще раз: лучше, честнее, веселее и плодотворней ненависти будет узнавание самого себя, готовность соединить себя с тем, кто заслуживает ненависти, пусть даже это чревато моральной опасностью разучиться отвергать. Я не боюсь этого. Да и вообще мораль, поскольку она стесняет стихийность и наивность жизни, отнюдь не обязательно дело художника. Не одна только досада, но и успокоительный опыт содержится в той мысли, что, несмотря на все знания, просвещение, анализ, вопреки всем достижениям науки о человеке, — на земле всегда можно ждать чего угодно, что касается действий, проявлений и самых впечатляющих проекций бессознательного в реальной жизни, — а тем более при той примитивизации, которой сознательно, добровольно предала себя сегодняшняя Европа, — хотя именно сознательность и добровольность этого, злостные выпады против духа и достигнутой им высоты по существу сами становятся лучшим доводом против примитивности. Несомненно, что примитивность, нагло противопоставляющая себя времени и уровню цивилизации, примитивность как мировоззрение, — хотя бы это мировоззрение и считали "исправлением" духовности и противовесом "иссушающему интеллектуализму", — такая примитивность есть бесстыдство, есть в точности то, что Ветхий Завет именует "мерзостью" и "глупостью", и художник как иронический сторонник жизни тоже может лишь с отвращением отвернуться от такого дерзкого и лживого возврата к прошлому.==

Томас Манн, «Братец Гитлер» (1939)
Источник - http://ermite-17.livejournal.com/39516.html?mode=reply

Снова несколько вбок - про возможности правового регулирования

http://ermite-17.livejournal.com/66515.html?mode=reply
==почему вайнахи (чеченцы и ингуши), получившие убежище в благополучной Европе, «в массовом порядке возвращаются домой».

“Они нашли себе приют главным образом в небедных странах Западной Европы и Скандинавии. 95% из них – это те, кто получили политическое или гуманитарное убежище начиная с 1994 года по сей день. Многие из приехавших неплохо устроились вдали от родных берегов и, даже не работая, никто не голодает и не страдает от отсутствия крыши над головой. Однако, несмотря на тепличные условия, большинство из них не устают повторять, что живы только мыслью о возвращении в родные Грозный, Атаги, Ведено или Назрань. Причин у этого стремления домой множество. Перечислю главные из них в порядке убывания приоритетов.
Первое – дети… Родители, воспитанные в традиционном обществе, пребывают в шоке от той коррекции, которой подвергает их отношения с детьми либеральнейшая Европа. В обычной вайнахской семье слово старших – закон, и подзатыльник от отца или матери – тоже закон, а вовсе не повод бежать в полицию… Детям во всех странах Евросоюза с малых лет постоянно рассказывают об их гражданских правах, объясняют, что государство всегда защитит их от домашнего насилия, помешает родителям навязывать им свою волю в важных вопросах, будь то брак или посещение ночных клубов. Ребенок, получив шлепок за разбросанные по комнате игрушки, на следующий день может рассказать о побоях в детском садике воспитателю. Та обязана тут же сообщить в полицию или связаться с социальным работником. И начинается борьба за ребенка, растягивающаяся порою на годы, и не всегда в пользу родителей.
С подростками дело обстоит еще сложней. Они обращаются в полицию с жалобами на родителей, и власти с удовольствием предоставляют им отдельное жилье и защиту, а родителей предупреждают об уголовной ответственности в случае, если они нарушат запрет на контакт с ребенком. Многие из вайнахов, поняв несовместимость адата с европейским образом жизни, с первого дня принимают решение использовать предоставившуюся возможность заработать денег и вернуться домой до начала необратимых изменений в головах своих отпрысков
... Правовое регулирование - слишком сильный инструмент, расширять его domain за счет неформальных межличностных отношений явно опасно.
Обе модели семейного благополучия (патриархальная и либеральная) исходят из одной презумпции, что человек - "решаемая проблема", что можно все уладить, если соблюдать основные принципы.
Мне презупция кажется сомнительной.
Поэтому, наверное, надо было сразу ответить и kannsein, и тебе, что я не знаю, "как надо".
... который из двух монстров – патриархальное общество или общество пермиссивно-эгалитарное – другого окончательно сборет.
Кто устоит в неравном споре? Что в итоге будут делать с детьми – бить их или учить доносить на родителей?
Это великий вопрос.
Или родителей побоку, а будут интернаты, как в утопии Стругацких? Правда, сечь и стучать можно и там.
Не доживу, не увижу. Жалко.
Ставлю на западное общество. По сравнению с ним патриархальное – underdog.==

Пропавшие буквы

После того, как стало ясно, что мы имеем "Сказки Пашкина", "Я тачка-тачка-тачка, а вовсе не медведь...", "атки" и "гаси-лебеди" + пропавшую букву О (она, правда, более стерта в прононсе), пришлось обратиться к Яндексу.
Поиск принес в неводе: до двух лет некоторые вообще не говорят, и не фиг какие-то буквы хотеть.

Я вспомнила, что речь появилась в полтора года, и за прошедшие четыре месяца уже бойко выкрикивается из коляски на ходу: "Кабы я была царица!", и предложения на слух с неплохим синтаксисом идут - и успокоилась.

Но - многое непонятно, да, если не знать цитат.