January 27th, 2015

“…флейта, громко свисти на манер снегиря”

http://magazines.russ.ru/neva/2009/5/mi12.html
==Не случайно становятся в сознании в один ряд три стихотворения, о которых и попробуем начать разговор в меру сил.
Это “Снигирь” Гавриила Державина (1800), “На смерть Жукова” Иосифа Бродского (1974) и “Военная песня” Семена Липкина (1981).==

Серое небо. Травы сырые.
В яме икона панны Марии.
Враг отступает. Мы победили.
Думать не надо. Плакать нельзя.
Мертвый ягненок. Мертвые хаты.
Между развалин — наши солдаты.
В лагере пусто. Печи остыли.
Думать не надо. Плакать нельзя.

Страшно, ей-богу, там, за фольварком.
Хлопцы, разлейте старку по чаркам,
Скоро в дорогу. Скоро награда.
А до парада плакать нельзя.
Черные печи да мыловарни.
Здесь потрудились прусские парни.
Где эти парни? Думать не надо.
Мы победили. Плакать нельзя.

В полураскрытом чреве вагона —
Детское тельце. Круг патефона.
Видимо, ветер вертит пластинку.
Слушать нет силы. Плакать нельзя.
В лагере смерти печи остыли.
Крутится песня. Мы победили.
Мама, закутай дочку в простынку.
Пой, балалайка, плакать нельзя.

...Tumbala, tumbala, tum balalayke,
Tumbala, tumbala, shpil balalayke,
Tum balalayke, shpil balalayke,
Tum balalayke, freylekh zol zayn.
Существует перевод последних двух строк, сильно корреспондируюший с липкинским “пой, балалайка, плакать нельзя” (и снова возникает космическое ауканье, рифмуются слова из разных текстов — “zol zayn” с “нельзя”):

Тум-балалайка, сердцу сыграй-ка,
Пусть веселится вместе с тобой!==