May 24th, 2015

Назидание, Бродский, 1987

Никто никогда ничего не знает наверняка.
     Глядя в широкую, плотную спину проводника,
     думай, что смотришь в будущее, и держись
     от него по возможности на расстояньи. Жизнь
     в сущности есть расстояние -- между сегодня и
     завтра, иначе -- будущим. И убыстрять свои
     шаги стоит, только ежели кто гонится по тропе
     сзади: убийца, грабители, прошлое и т. п.


Остается ли посочувствовать тем, за кем гонится прошлое?

Полностью http://www.world-art.ru/lyric/lyric.php?id=7780 (напомнила seann)

Из пены дней, или На балу у Торлониа

Беспощадный последний звонок прошел, оставив засечки:
- полюбили в школе исполнять на торжественных собраниях гимн РФ однако, а я еще сочувствовала Штатам когда-то. И еще гимн самой школы, в котором есть пунктуационная ошибка - О в обращении запятыми не выделяется. Последний же [гимн] лучше, чем первый.

- школьники и училки хорошие и стильные капустники делают обычно.

- повально короткие юбки повально идут немногим школьницам, как худым, там и не. А с красивыми ногами почему-то чаще носят юбки до колен.

- тату на некоторых школьных ногах вызывают неотвязное желание спросить: "Это можно смыть?". Пока держусь. Но еще парочка индейцев в перьях на девчачьих голенях - и я за себя не ручаюсь.
Что на ногах-плечах у парней, не берусь судить; хорошо, что они в костюмах.

- высота и тонкота каблуков вызывают страх; балетки же надели 3 (три!) девушки. К середине "торжественного собрания" число вытащенных из-за кулис балеток выросло, но незначительно. Как чел, спокойно относившийся к каблукам, фиксирую свою непонятку страдающего, но не сдающегося молодого поколения.

- в субботу по улицам курсировали автобусы и микроавтобусы, в окнах которых клонились вперед бледные усталые лица отжегшего в домах отдыха молодняка, везомого к родным пенатам. Слабые люди пошли однако: помнится, что после ночей прогулок мы пешком возвращались, метро-то закрывалось.

Другая Бовари (Gemma Bovery)

Фильм затянут; чувствуется, опять же, дамская рука режиссерицы.
Что хорошо - игра артистов (от Фабриса Лукини-нормадского пекаря с Джеммой Артертон-прекрасной соседки - пары, играющей всю фильму - до героев эпизодов. Кстати, сына главгера играет Кейси Мотет Кляйн - мальчик из прекрасного швейцарского фильма "Дом" Урсулы Майер).
Пейзажи, вкусные хлеба, не совсем забавные диалоги (с неизменным упоминанием социалистов-ультра, если за столом собирается больше трех), и дважды совершающая курбет концовка (начинаешь даже смеяться в голос, предугадывая реплики) - прилагаются.

Интертекстуальность (Шишков, прости) и издевательство над книжками, прорезающееся все же к концу, - особенно порадует филолибра. И протагонистом оказывается тот, кого жалеешь в итоге.
"Неотразимой Тамаре" свезло больше с режиссером, но тенденция ваяния фильмов по комиксам Пози Симмондс - приятная.