June 4th, 2015

О метафорах

Сети принесли (не помнится, откуда) старую заметку про мальчика критика
http://old.russ.ru/krug/20020218_prosk.html - Проскурин о Бавильском.
Вводная:
Бавильский... написанные кипяченой водой белого стиха с генетической памятью о предшествующих агрегатных состояниях поэтической формы, о льде и паре правильных ритмов и рифм, обходясь уже практически без оных.

Проскурин... Физические парадоксы, да еще в немотивированном сочетании с биологической метафорой ("генетическая память") и небрежностью в употреблении стиховедческой терминологии (в сущности, "белый стих" лишается терминологического значения), ведут к тому, что напыщенная метафора выходит из повиновения. В логическом остатке остается только одно: поэмы Шульпякова написаны водой. В европейской языковой традиции "написанные водой", "водяные" стихи означает - стихи, в которых слов много больше, чем мыслей. А "написанные кипяченой водой" - прямо-таки эпиграмматический образ. Злее не скажешь. А ведь критик явно хотел воспеть дифирамб любимому поэту...

В подлунном мире всегда есть предок, и вот чтение книжки Руссо XVIII века услужливо подсовывает:
==твои метафоры смахивают на «traslati» кавалера Марино , над которыми ты сам частенько потешался? И если в письме можно заставить человеческую одежду создавать мнение, то почему же нельзя в сонете заставить огонь обливаться потом?==

Сноска поясняет
==Кавалер Марино — Джамбатиста Марино (1569–1625), известный итальянский поэт, создатель вычурного стиля, названного по его имени «маринизмом». Главное его произведение — поэма «Адонис», воспевающая любовь Адониса и Венеры. Марино писал также и сонеты, однако цитируемого стиха в этих сонетах нет, и, по-видимому, Руссо ошибочно приписал его Марино. Установить автора этого стиха не удалось. — (прим. Е. Л.).

Sudate, о fochi, а ргерагаг metalli — стих из сонета кавалера Марино. — прим. автора. ==

Кстати, письма XIV-XVI второй части удачнее всего пока в романе - получается спор с интересными попутными наблюдениями.
==своего рода машины, они сами не размышляют, их заставляют размышлять, — приводя в действие ту или иную пружину. Познакомьтесь-ка только с их собраниями, разговорами, приятелями, женщинами, с которыми они встречаются, писателями, которых они знают, и вы заранее представите себе, какого они будут мнения о книге, готовой выйти в свет, хотя они ее и не читали, о пьесе, готовящейся к постановке, хотя от: ее еще и не видели, о том или ином сочинителе, с которым не знакомы, той или иной системе, хотя они и не имеют о ней ни малейшего понятия. И подобно тому, как часы обычно заводятся лишь на сутки, все эти людишки, являясь ежевечерне на светские сборища, узнают, что им надлежит думать завтра.
Итак, небольшое число мужчин и женщин думают за всех остальных, все же остальные говорят и действуют для них, и поскольку каждый помышляет лишь о собственной выгоде и никто об общем благе, а личные выгоды всегда противоположны, то тут наблюдается вечный круговорот козней и происков, прилив и отлив предрассудков, противоречивых мнений, так что самые горячие головы, подстрекаемые кем-либо, почти никогда и не ведают, в чем же суть вопроса. В каждом кружке свои правила, свои суждения, свои принципы, — в другом их не признают. Тебя считают порядочным человеком в одном доме, зато ты слывешь мошенником в соседнем. Добро, зло, красота, уродство, истина, добродетель имеют лишь ограниченное и местное существование. Если вам по вкусу светский образ жизни и вы посещаете различные круги, вам приходится быть более гибким, чем Алкивиад , — менять свои принципы, переходя из общества в общество==