December 13th, 2015

Из пены чтения

==По глубокому убеждению, а также из практических соображений (на длинные поэмы, если их рифмовать и высчитывать слоги, не хватит никакого времени) Жозуэ примкнул к пресловутой "Неделе современного искусства" в Сан-Пауло, революционное эхо которой докатилось до Ильеуса с трехлетним запозданием. Теперь он клялся в любви Малвине в традициях модернистской поэтики, освобожденной из плена рифм и размеров. Он провозглашал свое поэтическое кредо на литературных дискуссиях в "Папелариа Модело", где спорил... , или в литературном обществе имени Руя Барбозы, ... Современная поэзия требовала меньшей затраты сил==
Жоржи Амаду, "Габриэла...".
A propos, там нашлось и название "Батаклан", печально известное с парижских событий, - это ильеусское кабаре (??) в бывшем доме терпимости.

- перечитан Юлиан Кавалец. Хорошая проза хорошего польского писателя-деревенщика, но книжку все равно отнесу на второй этаж - там жильцы разбирают принесенное: перечитывать не буду, а никто в семье и подавно не возьмет в руки. Из "Серого нимба" особенно хороша вставная история с ясновельможной паненкой.

Отдельно для lucas_v_leyden - рассказик "Пусть умрет гладя собаку".
Почему-то в сети текст лежит, приписанный другому автору. Имя не будем называть, но эпиграф точно привнесенный - у Кавальца такого не было.
http://www.proza.ru/2011/08/25/1020

Вот эти серии: библиотека польской литературы (с варшавской сиреной или полосой в нижнем углу), югославской (разноцветной), венгерской (в ярко-красной обложке была "Эстер Эгете"?) - неплохие были книги ведь, и издания очень стильные, а остались в доме только "Агнешка, дочь Колумба" Маха и "Пятая печать" Шанты.
Болгарских, чешских и румынских не помню. Грабал пошел отдельно после сицилизьма.