August 25th, 2016

Дары всякие


Дары дачных огородов, они же - обед училок в каникулы. Плюс еще кабачковая икра и хлеб.



А это принесенное на работу полено моего штруделя; из полкило слоеного теста выходит два, все стандартно с начинкой: яблоки, изюм в роме, корица, сахар, манка. Передержали в духовке, увы - дети отвлекли.
Но за пять дней уже восемь поленьев съедено дома. Слева стандартная нынешняя жестянка Danish butter coockies для хранения tutti-frutti (когда-то в этой роли выступали коробки монпансье).

Чтивное отпускное

(СЯУ, если что. И если все уже читали и знали).

- Говард Фаст, "Мои прославленные братья". Почему-то прошло мимо меня в соцвремена: даже название не было на слуху. Задним числом понятно из предисловия, почему невыездные евреи так читали эту книжку про борьбу отца и братьев Маккавеев против греко-сирийских властителей: "и голос ее был гордым и тихим, как флаги в пыли".

- Michel Faber (Мишель Фейбер, так как датчанин (?), "Багровый лепесток и белый". Огромный роман, с хорошо проработанным сюжетом и захватывающими деталями быта, истории, деловых отношений и last but not least физиологии. Кивающая из-за читательского угла полусумасшедшая жена прилагается. Почти с гремящими цепями, да.

Женские образы достаточно одномерные, хотя и сильные, и сюжет не дает оторваться от желания узнать, чем же все кончится. Мужчина, как раз, прописан лучше психологически, и у его характера есть развитие. Феминисткам очень должно понравиться, остальным - прочитать и запомнить как достойную уважения вариацию на диккенсовскую тему.

- Роберт Гэлбрейт, "На службе зла". Снова про Корморана Страйка и его помощницу, много психологии, много музконтекста, недоступного мне для внятного понимания, снова достаточно прозрачны попытки подсадить читателя на крючок интереса: "А вас, Штирлиц, я попрошу остаться". Ждать новую книгу поклонники будут, а что еще нужно автору, чтобы спокойно встретить старость?

- Форд Мэдокс Форд, "Солдат всегда солдат". Умный импрессионистский роман после прочтения был сразу перечитан снова - и удовольствия было еще больше; думаю, "Возвращение в Брайдсхед" наверняка писалось под влиянием этого романа.

Во время чтения в пандан на перекидном календаре было тондо деда автора (Форда Мэддокса Брауна, в честь которого он и взял себе псевдоним) "Прощание с Англией" - там интересные персонажи на заднем плане. И авоськи с овощами за бортом. И ручка младенца в руке женщины. И рука ее в руке мужчины.