March 16th, 2018

XVI век, испанские денежки, войны, дефолты... Ужас, ужас. Но не тройной.

(via lj-юзер arpad)

Описание банковских и монетарных дел Испании Кастилии и других автономных территорий, отношений короля с кортесами и заемщиками, роли серебра из Индий, выплат наемникам (отсылка к "испанской ярости") etc
https://antoin.livejournal.com/893251.html

==19 января этого года [2014] вышла замечательная книга Lending to the Borrower from Hell: Debt, Taxes, and Default in the Age of Philip II by Mauricio Drelichman, Hans-Joachim Voth.

... Генуэзские банкиры успешно решили главную проблему кредитования государства: как принудить должника уважать договор, если суд не вариант. Они принесли с собой в Кастилию пару столетий полезного банковского опыта и кредитовали короля не поодиночке, а группами семей, связанных многолетними деловыми и кровными узами. В свою очередь, каждая семья перепродавала части долга на финансовых рынках Европы и тасовала между партнёрами в оплату по другим договорам. Генуэзская практика взаимозачётов позволяла банкирам получать от короля его долг перед другими банкирами, передавать по цепочке обеспечение кредитов и т.д., а король мог обязаться перечислить сумму кредита при возврате сразу указанному кредитором банкиру или наоборот вернуть кредитору и его кредит, и кредит другого банкира.
Это была сеть, в которой невозможно было вычленить кого-то одного. Риски и прибыли так успешно распределялись среди участников, что авторы считают генуэзскую систему даже более эффективной, чем банковская система 2000-х. Когда король объявлял о задержке платежей (кстати, в преамбуле таких указов обычно вещали о грехе ростовщичества, который ВНЕЗАПНО был обнаружен королём, что вызывало необходимость немедленно спасать души кредиторов), генуэзцы в ответ объявляли общий мораторий на кредитование, а больше никто в Европе не мог привлекать столько денег, сколько нужно было Филиппу

... В Раннее Новое Время основной вопрос был не в системе сдержек и противовесов, а в самом появлении государственной власти, позволявшей, в отличие от Средневековья, контролировать исполнение одних и тех же норм на всей территории страны. Сильная власть помогала экономическому развитию, а слабая его затрудняла.

... В Испании власть не стала более авторитарной из-за банкротств и финансовой некомпетентности, но доходы от серебра усилили короля как раз в тот момент, когда могла бы сформироваться система сотрудничества, ставшая бы более выгодной в долгосрочной перспективе. При этом по части проникновения королевского слова во все уголки Испании продолжало царить Средневековье. Чиновники повсеместно с радостью игнорировали прямые указы короля, если они противоречили прежним привилегиям. Юридически это было нормально: т.к. король был обязан соблюдать прежние свободы, он не мог приказывать чиновникам поступать иначе. Как говорили испанцы, законы короля уважали, но не исполняли (la ley se obedece, pero no se cumple). При этом чиновники ни в коей мере не боялись санкций. Получить штраф, увольнение, лишение наград и титулов или тюремный срок было очень отдалённой перспективой. Мадридский двор никогда не имел достаточных административных механизмов вдали от столицы. Даже в вопросе сбора налогов не произошло достаточной централизации и унификации правил. В Испании не возник эквивалент французских интендантов, наблюдавших за сбором прямых налогов. Значительные суммы даже если собирались, то миновали королевские сундуки.

Проблемой Испании было отсутствие компромисса между центральной властью и местными элитами как раз в то ключевое время трансформации государства, когда центр делился правами с элитами в обмен на их согласие в сборе налогов. В отсутствие аппарата принуждения в то время после какого-то уровня люди переставали платить, если не видели, что они получат в обмен, причём лично для себя, а не "мы победим и жить станет веселее». Зато единение короля с элитой в лице представительного органа давало безграничную власть. Как говорили в Англии королю, «никогда Ваша власть не бывает настолько абсолютной, как когда вы стоите во главе Парламента». Галантерейщик и кардинал - это сила, но король и парламент - это сила в квадрате.

Налогообложение постоянно росло в Кастилии, но оставалось на крайне низком уровне в Арагоне, Наварре, Португалии и других автономных территориях, составлявших то, что называют Испанской Империей, создавая ложное чувство единого целого. В итоге именно эта ноша переломила Кастилии хребет. Более успешная власть смогла бы перераспределить бремя налогов, установив общий приемлемый уровень и уничтожив внутренние таможенные барьеры. По мнению авторов, неспособность королей сделать это связана с тем, что благодаря серебру они слишком долго оставались финансово независимыми и не имели повода идти на компромисс с кортесами, хотя это было бы полезнее в долгосрочной перспективе. Кроме того, в отличие от многих других стран в Испании неоднородность права и обычаев изначально была слишком высокой, и унификация оказалась сложным делом. Короли не смогли уменьшить влияние местных властей, отменить древние свободы и привилегии и установить общую систему перемещений товаров и сбора налогов. Когда на это наложились военные неудачи, ситуация привела к глубокому кризису.

... идентичные явления сегодня считаются нормой. Более того, многое из того, что в учебниках применительно к Испании 16 века оценивается как УЖАС, в некоторых странах 19-21 вв существует в троекратном размере - и ничего, электорат скушал.==

(Вторая цитата из Швейка - из двух выбираю одно -
Вам бы должно льстить, что начальство берёт у вас в долг на расходы)...

Ich geschrieben, mit Hilfe Dreamwidth OpenID.