January 16th, 2020

Наш ответ внутреннему Чемберлену

Я женщина слабая, сырая, утром кофий [и так редко пьющийся] пила безо всякого удовольствия. (цитата из двух мест сразу, да)



Причем содержательно ряд моментов в послании не вызывает противления, но стиль, стиль принятия решений - facepalm

Ich geschrieben, mit Hilfe Dreamwidth OpenID.

Об фельетон-подвал

Если кто знал, хвала ему, а вот не знала.

==газета Journal des débats — «Газета прений». Изначально она была создана для того, чтобы печатать прения, дискуссии, которые идут в палате депутатов, но одновременно там, естественно, печаталось и много другого. И есть такое изобретение, которое появилось сперва во Франции, а потом его переняли, в частности, и в России, — фельетон. Мы привыкли, что фельетон — это что-то сатирическое, когда нам разоблачают каких-то нехороших людей и над ними смеются. Исходно фельетон совершенно не предполагал какой-то сатиры или юмора.

Издатели газеты платили специальный налог. Но в какой-то момент им сделали послабление, так что они смогли увеличить объем своей газеты на треть, не платя дополнительного налога. Естественно, они воспользовались такой возможностью — газета стала еще больше, длиннее, и у нее появился так называемый подвал. Так мы называем это по-русски, потому что он внизу. По-французски это называлось feuilleton (от feuille — «лист»), то есть «треть листа», «листок». И получалось, что газета состоит из двух частей: наверху — политическая газета, то есть все сугубо современное: внутрифранцузские и международные новости и дебаты в палате депутатов. А внизу помещалось что-то более вневременное — про искусство, литературу, науку. Там печатались всякие очерки — то, что сейчас мы назвали бы нон-фикшн, или научно-популярная литература. Там печатались рецензии — иногда на книги, иногда на спектакли. С начала 30-х годов XIX века там стали уже печатать полухудожественные очерки, иногда даже короткие рассказы. А в 1836 году произошло важное событие. Наступил первый год так называемой медиатической эры — после Французской революции на некоторое время появилось новое летоисчисление: первый год Республики, второй год Республики и так далее. В чем же было дело?

Надо помнить, что газеты в это время не продавались в розницу и нельзя было, как у нас сейчас, пойти в киоск и купить один номер газеты. Газеты распространялись только по подписке. Можно было подписаться на три месяца, на полгода или на год, и цена была довольно высокой. Подписка на год стоила 80 франков, а довольно обеспеченный рабочий зарабатывал в год где-то около 500 франков. То есть на газету нужно было угрохать примерно шестую часть заработка. Но французы тогда очень любили читать газеты, даже рабочие — те, кто читать умел. И журналист Эмиль де Жирарден уменьшил сумму подписки ровно в два раза. В 1836 году он начал выпускать газету La Presse, «Пресса», а другой журналист, Дютак, в том же самом году начал выпускать газету Le Siècle, «Век», но получилось так, что помнят все про Жирардена, а про Дютака помнят меньше. При этом Жирарден не действовал себе в ущерб. К тому времени в газетах уже печатались рекламные объявления, он поставил этот процесс на поток и, естественно, брал за это деньги. А для рекламы, мы знаем, нужно, сейчас сказали бы, «много посещений», а тогда нужно было привлечь много читателей. Жирарден придумал печатать романы с продолжением в этих самых фельетонах, то есть в подвале. И такие романы стали называться романы-фельетоны.

«Пресса» начала выходить летом 1836 года, а осенью уже вышел первый роман-фельетон — это был роман Бальзака «Старая дева», сравнительно короткий. Эжен Сю печатал «Парижские тайны» с 19 июня 1842 года по 15 октября 1843-го, с паузой в месяц.==

Источник https://arzamas.academy/courses/77/5  (нажать для чтения кнопку "Расшифровка")

Ich geschrieben, mit Hilfe Dreamwidth OpenID.