hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

Про колготы, писателей и любовь к книжкам

Раньше вместо школьных рефератов, отпечатанных теперь на принтерах и украшенных картинками из библиотеки файлов, а теперь уже и с отсканенными портретами классиков или иллюстрациями, был такой жанр: написание отзывов о прочитанных книжках на выдранном двойном листе в полоску, потом отзывы косо висели на булавках в коридоре для услады, якобы, всех желающих.
Этот труд помещался в лист, выдранный из альбома, причем, загнутый формат A4 (бывший 11) не доходил до края, нужные скрепки вытаскивались из тетрадки и придавливались ломающимся детским ногтем, а на обложке должны были фигурировать виньетки заглавия и сюжеты. О, сюжеты!
Острая зависть снедала меня по отношению к тем, кто умел рисовать фигуры людей и животных, а некоторые могли даже лица, красота же фигурных надписей затмевала выкрутасы WordArt’а даже семилетней давности. Бездарям же (не будем указывать пальцем) оставалось вырезать портреты из энциклопедий и надеяться на яркость фломастеров.
Ввиду моего чудовищного поглощения книжек отзывы эти приходилось поставлять с регулярностью токаря - обладателя переходящего флажка соцсоревнования: "Кончил – оботри станок".
К сожалению, просьбы написать про подвески и "Здесь умрет Бикара" или про Вальмона и маркизу не поступали, но это было понятно. Однако уже не так было понятно, почему не просили написать про очень смешного и идеологически выдержанного деда Щукаря, например. Или вот Нансен – вполне героический товарищ и, главное, он потом оказывался вознагражденным не только другом Свердрупом, но и женой-певицей с красивым именем Ева Сарс. Это было очень уместно и романтично.
В итоге же писали про "Улицу младшего сына" etc.

Теперь про колготы. Худым девчонкам было сложно в холодное время года. И полным тоже было сложно. Но полные прибегали перед уроками и снимали рейтузы в туалете, дабы устройнить свои ноги, на которые были туго натянуты колготки.
Худые же не грузились такими вопросами, их заставляла страдать чулочно-носочная промышленность. Капрон – это было для взрослых и старшеклассниц, эластичные колготки – тоже для них: дорого. Оставались только изделия разных оттенков коричневого цвета в рубчик, по праздникам эти изделия были белого цвета. Черт с ним, со цветом - ужас заключался в том, что они всегда растягивались на ногах, тонких и длинных, как у лжи – гармошка на коленках была вечной. И еще промышленность вязала эти изделия таким образом, что их верхний край, долженствующий находиться на талии, оказывался у подмышек.
В результате худые вытаскивали резинку, шили себе пояс, а особо продвинутые покупали пояс для детских шуб, и все лишнее перекидывалось вниз через резинку уже на талии. Рейтузы тоже.
Сложность конструкции требовала недюжинных расчетов на прочность и аккуратного сидения. Если же сидеть неспокойно, сучить ногами под стулом, сплетать и расплетать их вокруг ног стула и своих, то понятно, что каждая перемена требовала выхода в туалет и приведения себя в порядок путем натягивания всей сбруи обратно вверх и вниз. К счастью, после третьего класса мы уже в коридоре не играли в салочки и в классики: пришло осознание, что это неприлично.

Теперь про писателя. Очередной отзыв велели написать про книжку, в которой были: русская девочка на корабле в Норвежском море, мальчик Улаф, война, мины и правота советской страны. Откровенно говоря, больше всего понравилась строчка: "И Марлен Дитрих запела: "Джонни, Джонни…" (из радиоприемника, конечно). Очень красиво вышло и загадочно, впрочем, было понятно, что это мало заинтересует училок, а потому оно не вошло в отзыв.
Еще автор написал "Посол Советского Союза" (про Коллонтай), но оттуда даже одной строчки, увы, не запомнилось.
И вот очередной литвечер, этот писатель-гость (не автор, как выяснилось в обсуждении) на сцене в актовом зале (понятно, что потому и гость, что второразрядный, но тогда это не было ясно), девчонки болтают тихо во втором ряду и переписываются, он говорит, а потом вдруг обращается в зал: "Кто написал отзыв, в котором сказал, что книжка была перечитана с новыми чувствами?" Вашу собеседницу выпихивают на сцену, и начинается долгий спич, в котором обыгрывается изменение восприятия в моем третьем и пятом классе, и что это правильно, надо перечитывать, открывать новые грани и тп.
Бедный гость не подозревал, что в простой констатации различия было зашито именно неудовольствие и разочарование книжкой: можно было бы и поинтереснее сделать для перечитывания, сколько авторов постарались над этим, а тут вот - нет.

Потом училка сказала с неудовольствием: "Ну, какая же ты стояла! Рейтузы, гармошка на коленках, волосы опять непричесанные кольцами на голове, что за вид! И разговариваешь не как с уважаемым человеком". (Если бы она знала слово "пиетет" – то сказала бы его).
Простодушный ответ: "Если он писатель – разве он будет глядеть на мои ноги? Или даже на голову? Он ведь думает только о книгах!"
Tags: за_жисть, книжное
Subscribe

  • Весна идет

    А если нет - сделаем ее сами! (Это мы поставили в подъезде. Освещение надо менять, знаем, в этом году в капремонт включено)

  • Из крепкой пены дней

    (в запарке диагностик, проверок etc) - читать LJ с 26 февраля. - Шкловский "Сентпутешествие" - хорошая и грустная книга пока что. - Из семейного…

  • Рисует узоры мороз на оконном стекле

    Неделю назад _______ сегодня

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments