hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

Categories:

История Ираклия Квирикадзе-2 - уже грустная

В конце 40-х – начале 50-х, будучи мальчишкой, я жил в городе Хашури. Там есть река, и паромщик медленно плыл от берега к берегу, зарабатывая неплохие деньги, практически все тратившиеся на заказ стола в ресторане в субботу на 10-15 человек. Это знали все, особенно городские бездельники. Единственное условие – гости должны были слушать военные истории паромщика: дикие небылицы и совершенно сказочные повествования.
Он действительно прошел войну, был нормальным человеком, но при рассказах становился другим.
К примеру, рассказывал, как был летчиком, причем, личным летчиком Иосифа Сталина. И когда война уже заканчивалась, Сталин сказал ему: "Послушай, Шалва, завтра у нас будет штурм Берлина. Я хочу посмотреть, что там у нас происходит. Давай полетим ночью, покружимся над Берлином и вернемся обратно". "Есть, Иосиф Виссарионович!"

Все истории излагались в лицах, гост же должны были внимательно слушать, удивляться и задавать вопросы: "Ах, Шалва, неужели? И что тебе сказал Иосиф Виссарионович?"
Шалва постепенно входил в раж: "Мы взлетаем – Иосиф Виссарионович и вместе с ним двенадцать генералов". У него все всегда было очень масштабное.
"Рядом со мной сидит Иосиф Виссарионович. Я веду самолет. Подлетели мы к Берлину, смотрим вниз: там бои. Иосиф Виссарионович страшно доволен. И вдруг немецкие прожекторы засекли нас. Прожектора впились в брюхо самолета, а там – красная звезда. Немецкие зенитки открыли огонь. Я посмотрел на Иосифа Виссарионовича, вижу: он бледный, трубку курит. Я разворачиваюсь, и вдруг, представляете, снаряд попал в левое крыло самолета. Мы закрутились и штопором падаем на рейхстаг. Прямо туда, где прячется Адольф Гитлер. Я не знаю, что мне делать. Генералы вопят. Сталин смотрит на меня и, отбросив трубку, говорит: "Шалва, спасай, только ты можешь что-то сделать". И что я мог сделать?"

Все слушатели застыли: "Что ты мог сделать?" Довольный рассказчик, выдержав паузу, продолжил: "Я выбил окно, высунул в него руку и установил равновесие. С этой стороны – здоровое крыло, а с этой – рука Шалвы. Одной рукой я веду самолет, а другой держу равновесие. Таким образом мы с трудом, но пролетели Берлин, дошли до первого нашего аэродрома, и я посадил самолет".
"И что, Шалва?" – "Ну что, рука отекла, замерзла. Иосиф Виссарионович вышел из самолета, снял с груди звезду и вручил ее мне".

В следующую субботу Шалва абсолютно забывал про то, как он был летчиком. Теперь он рассказывал, как был разведчиком. Его запустили в ставку Гитлера, Ева Браун в него влюбилась. Гитлер его очень уважал, по-немецки он говорил роскошно, давал фюреру какие-то разумные советы. Он описывал бал, который устроил Гитлер, и как Ева Браун позвала Шалву танцевать аргентинское танго. Гости узнавали, как была одета Ева Браун, какая у нее была пудра, как от нее пахло. Оно показывал, как Ева прижималась к нему, тяжело дыша, и как он отстранялся от нее: "Неудобно, Ева, на нас все смотрят".
Думаю, он был великим рассказчиком.

Субботние застолья вызывали смех, но продолжались долго, полтора-два года он этим жил. Закончилось все грустно. То ли городским надоело его слушать, то ли он стал очень требователен к своим слушателям, но однажды они решили над ним посмеяться. В ресторане было что-то вроде эстрады с пианино. И вот эти бездельник разыграли перед Шалвой нечто вроде попурри из его рассказов: кто-то оделся в женское платье, кто-то навесил на пиджак деревянные кресты. Особое внимание было уделено романтической истории с Евой Браун. Тогда как раз в прокат вышел трофейный немецкий фильм, где исполнялись дуэты, и гости Шалвы спели эти "зонги", спародировав тексты паромщика. Шалва молча смотрел и слушал.
Больше он никогда не устраивал застолий.
Tags: historical, Цитатник_не_Мао, книжное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments