hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

At in Ninevia ego

... только с Моби Диком внутри. Пришлось самой нести его тяжесть. Заметки будут предельно субъективны и предвзяты.
Скучно читать про ихтиологию, зоологию и цетологию. Скучно читать про рисунки, наскальные и набумажные, описания, древние и новые, про мифы и про нынешнюю мощь, хвосты и головы.

Но зато восхительны описания:
- разделки кита на лебедке,
- снимания жировой "попоны" фленшерными лопатами,
- быстро-осторожного вычерпывания ведрами спермацета из "большой Гейдельбергской бочки" - головы кашалота, - и спермацет быстро кристаллизуется иглами на открытом воздухе,
- благоуханной серой амбры, которую находят в брюхе больного кита,
- вытапливания спермацета, предварительно размятого китоловами, отчего их пальцы им кажутся извивающимися и скручивающимися, как угри, в ароматной пахучей влаге,
- про "плюм-пудинг", "слизь", "отбросы" и "клешни", которые перерабатываются в ворванной камере, когда один матрос держит багром кусок сала и старается удержать его в одном положении, покуда судно раскачивается и кренится, а другой стоит на этом же куске сала и, отвесно держа остро наточенную лопату, разрубает его у себя под ногами. У ветеранов ворванной камеры на ногах всегда в пальцах недочет,
- салотопки, в которой автору открылся факт, что всякое тело, скользящее по циклоиде, например, мыльный камень, из любой точки опускается вниз за одно и то же время, и для которой топливом служат опять листы сала после прежних вытопок - "оладьи".

Остальное, психологическое и приключенческое, - уже не так интересно. А как Ахав снова намагнитил иглы вместо вышедших из строя компасов - не совсем понятно.
Короче, в отношении именно профессии все кажется подлинным, в отличие от начатого и брошенного недавно "Таинственного острова", в котором все стало казаться недостоверным, в отличие от детства. Возможно, что в этом виновато нечаянное инженерное образование Бауманки.

Опять-таки же - откуда мне известно, как именно делалось все это на китобойных шхунах? А черт его знает, но верится.

Так же, как верится в фильм Формана "Черный Петр" - некрасивые чешские парни 60-х годов, пухловатые на современный взгляд девушки, бесцветная жизнь родителей, блистательная музыка твиста над танцзалом - и прелесть девичьих коленей в отверстии купальни и снова музыки, разлитой наперекор серости.
Потом Форман отскочил от интонации Грабала и Менцеля - и больше проиграл, чем выиграл.

Впрочем, это опять вечный вопрос - во что мы верим, а во что нет.
Почему верится в героев "Опасных связей", которые носили роброны, парики, писали длинные письма и интриговали?
И не верится пока в персонажей шишкинского "Венериного волоса", надсадно живущих сейчас. Приходится выковыривать только великолепные описания пейзажей. Но роман еще не прочитан.
Tags: книжное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments