hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

Categories:

Литва, 1968-1971 (из рассказов тети)

Как мы поженились после своих институтов, так Сашку и забрали на три года почти в армию, тогда был 1968, "пражская весна". Я приехала позже в Вильнюс, он меня встретил, и мы поехали в Укмерге, за 450 км почти, там еще рядом были городки Аникщяй, Ширвинтос, Каварскас. Укмерге был на речке Швентойе, там каменный мост, купы деревьев, кусты на берегах, большие рыбины плавали, картинка – как на гобеленах. И тут же нам говорили, что "лесные братья" все еще ходят по лесам. Не знаю, не встречала, но на каком-то певческом празднике (как в Эстонии тоже) стреляли, нам потом рассказывали.

Жили в доме Адама и Текле, они были страшно против русских настроены, крепкие хозяева, держали трех коров, все продукты практически свои, у нас была комната с отдельным входом. Так они бы, конечно, не пустили бы никого, но им был вменен постой офицерских семей. Мы подружились, Текле даже пригласила на конфирмацию своего внука, это большой праздник, все очень пышно и торжественно. Я еще подружилась с пастором: пришла в церковный киоск, сказали, что там можно купить "Кобету и жиче" и "Пшекруй", а тогда в Москве все продвинутые гонялись за ними, да и твой отец приохотил нас с матерью к чтению польских журналов.
Пастор спросил про польские корни, потом посуровел на ответ про условно "русские", но после моего прочтения "патер ностер" по-латыни откинул сомнения и пригласил на все службы, только снимать не разрешил, но Сашка, конечно, ходил с фотоаппаратом, я все шипела на него, чтобы он в церкви становился на одно колено и вставал потом, как все мужчины, а не выглядел "оккупантом с автоматом".

Работы там ни черта не было для жен офицеров, если не знаешь литовского, и куда мне со своим библиографическим? Но мы познакомились с хирургом и его женой, она была какая-то оперная дива (?) в Каунасе, и меня пристроили в русский отдел библиотеки, там как книги из русского коллектора приходили, так все и лежали пыльные.
Я все разобрала, в порядок привела, но посетителей не было почти, за все время пришло полторы калеки: библиотека на окраине городка была. Располагалась она в особняке какого-то доктора, которого к стенке поставили (уже и непонятно было, кто и когда, в военное или послевоенное лихолетье). В нем были все удобства, дом стоял на пригорке, и весной кружилась голова: сосны и крокусы, крокусы ковром.

В Укмерге был ближний дивизион, а потом нас укатали в зону, с каким-то номером вместо названия, в диком лесу, проволока с током, лани на ней так и поджаривались, в праздники у нас всегда мясо было. В смысле, не приуроченно к праздникам, конечно, лани бросались, а часто туши находили, ну, их и сохраняли до праздников.
Зона была натуральная, с КПП, выхода свободного не было, для сверхсрочников были очень хорошие пятиэтажки, а для таких забритых после института срочников, как мы, была бывшая немецкая конюшня, стены – во! И все поделено на малюсенькие комнатки. А вокруг этой конюшни заборчик из полукруглых спинок кроватей с выломанными прутьями, эстетство неимоверное, да.
Готовили на маленькой плиточке с газовым баллоном, обогревались же зимой с помощью плиты со спиралью, но зимы там мягкие, сыро только очень было. Еще была пристройка на улице, там тоже можно было готовить.
Я ужасно боялась крыс, они под полом бегали, но после того, как огромный крысюк попал в крысоловку, ушли. В комнате был шкаф, плитка, кровать с шарами, стол и… наверное, все. Она была такая маленькая, что у Сашки ноги вылезали через прутья и ногти скреблись об стену, а я в ужасе просыпалась и будила его: крысы!

А однажды попалась снова лань, ее около дома положили, чтобы разрубить, наш приятель Вася пошел за топором, а на него из шкафа крыса выпрыгнула, как себе ногу не отрубил. У Васи отец был крутой, в чине замминистра, но такой, честный служака, а мать – грузинская княжна, Вася же окончил МИФИ и преподавал в школе сержантов там. Отец и жену схоронил, и сына, увы.
В этой зоне еще по тревоге сирена гудела, мертвые встанут на суд, ну, Сашка с Васей пошли ночью, ее тихо вырубили, спать-то хочется – она уже и не работала до конца нашего пребывания.
Родители Сашки надеялись, что мы там и останемся, в московской квартире еще было человека четыре, но это, как в рабстве, притом, что он порядок и субординацию любил, но так – нет. Учения – полтора месяца, я его и не видела, потом перерыв, потом по новой.

Чтобы аборт сделать, пришлось ему валяться в ногах у командира, чтобы меня выпустили, прописки-то не было, я и уехала на неделю в подмосковные Химки, в свою поликлинику, и там без наркоза и сделали. Почему без наркоза? Так в 60-70-х аборт делали без обезболивания, вживую, это потом стали анестезию применять. А он уехал с приятелем в Севастополь отдыхать, весело было мне тогда.

А еще один наш приятель был откомандирован с Сахалина в эту зону, так он сам жене и делал на Сахалине аборт. Они тетку-гинеколога нашли, но ей нужен был ассистент, так ему и пришлось ей ассистировать. Весело тоже, да.
Tags: семейное
Subscribe

  • Предновогоднее, чужое, отличное

    (цельнотянуто у r_l) Глядя на лес вьюжным вечером (сонет) Кто это там остановился на опушке нашего леса, за озером? - думает Пушкин.…

  • Фразы из нетей

    ==Несоблюдающий правила нарушения скоростного режима всесторонне подозрителен.== (где-то кто-то там) ==для нее, что Адонис, что Дафнис - все литовцы…

  • Из пены дней

    - ==Но когда мы говорим о массовом бегстве с Кубы в США так, как если бы это бегство и вынудившая его скудность жизни были исключительно следствиями…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment