hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

Про пыль столицы отечества

==Вы видите тряпку. На тряпке -- городская свирепая пыль. Мышино-серые,
угольно-черные, темно-коричневые пятна. Возьмите микроскоп и изучайте:
сегодняшняя наша пыль состоит на какую-то долю из очень мелкого песка, а на
большую -- из частиц каменного угля и копоти. Это минеральная,
неорганическая пыль. Не удивлюсь, если исследование обнаружит в ней и металл
-- то, что вчера еще было частью трамвайных колес, рельсов, трущихся частей
автомобильных шасси... Всякую ржавчину...
А когда мне было десять, и пятнадцать, и семнадцать лет и когда летом в
доме открывали форточки, а час спустя я подходил к роялю или к зеркальному
трюмо со столиком, -- их лаковая поверхность была тоже покрыта хорошим слоем
пыли. Но какой? Нежной, канареечно-желтой. И если бы вы подвергли ту пыль
химическому анализу, вы бы обнаружили, что на 90 процентов она состоит из
органического вещества.
Из растертого в тончайший порошок обычного конского навоза.
Откуда же он брался в городе?==


отсюда, Лев Успенский
http://russian-prose.myriads.ru/%D3%F1%EF%E5%ED%F1%EA%E8%E9%2C+%CB%E5%E2/1863/13.htm

== В 1900 году в Петербурге ломовых извозчиков числилось 26485. В 1913
году их число выросло вдвое. Более двухсот тысяч пудовых колес, перескакивая
по мостовой с одного гранитного обломка на другой, издавали грохот, который
словами не изобразить: где-нибудь на бойкой боковой улице, возле Сенного
рынка, у больших мостов, он мог оглушить непривычного человека.
А кроме "ломовиков" с их громадными "качками", с колесами в рост
невысокого мужчины, с дугами толщиной в мужскую ногу, с конями-битюгами,
важно шествовавшими на мохнатых, обросших по "щеткам" длинной шерстью ногах,
-- кроме них в городе (в 1900 году) плелись, неслись, дребезжали еще
пятнадцать тысяч "легковых дрожек" -- "ванек". Их доля в общем шуме была
сравнительно ничтожной. Но каждый "ванька" похлестывал кнутиком свою
лошаденку. В тринадцатом, предвоенном году их было, по моему впечатлению, на
глаз не менее двадцати тысяч -- плюс к тем могучим битюгам. И все эти
десятки тысяч коней, коняг, кляч, кровных жеребцов оставляли на мостовых
следы своего существования. Утром и вечером, днем и до глубокой ночи.
Вот поэтому-то Петербург моей юности и благоухал на всех своих улицах,
особенно в жаркие сухие дни, высушенным на солнце, растолченным в порошок,
вздымаемым даже легким ветерком в пыльные желтые вихри лошадиным навозом.==

(via ptitsa)
Tags: historical, Цитатник_не_Мао
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments