?

Log in

No account? Create an account
hina_chleck
September 28th, 2010
01:16 pm

[Link]

Previous Entry Share Flag Next Entry
Из сети
==Учтите, что злоупотребления ШИФТОМ тоже отмечаются в истории Гугля. И в будущем таким людям не будут давать кредиты в банке==

- "Предпоследние люди" и "Тени забытых предков"
http://farma-sohn.livejournal.com/517310.html
http://farma-sohn.livejournal.com/517464.html
==Теперь же зафиксирую то важное, что сказал Креонт. Он заметил две вещи.

1. Мир «отделов» (мир академических институтов) был развращающим миром синекуры. И этот мир был противоположен трудовому усилию. Вспомните –добавлю от себя – как описывает Мыслителя (Мераба) Зиновьев в своих романах. Мыслитель присаживался подумать лишь в одном случае: намазать ему черную икру на икону и соблазнить ей англичанку или намазать красную икру на икону и соблазнить ей француженку. Запрещенный Левада прожил почти 20 лет старшим научным сотрудником с зарплатой 400 полновестных советских рублей, не имея никаких обязательств писать и преподавать – и через эти 20 лет выяснилось, что он таки не написал ни строчки и ему просто нечего сказать миру, ждущему нового слова. Я присутствовал на звенигородском семинаре Грушина, куда он собрал по отмашке сверху всю старую гвардию в 85 году – сказать наконец «свое слово». И что же? Сказать всем этим людям оказалось РЕШИТЕЛЬНО НЕЧЕГО. «Дура, закрой рот, я уже все сказал». С таким упоением демонстрируемый Архангельским мир веселой праздности был таки миром ПРАЗДНОСТИ, миром вольготного хуеваляния. Помните у Стругацких, в «Миллион лет до конца света»? Каким хитрым образом там отваживают от ДЕЛА? Эта праздность была способом уничтожить в этих людях усилие становления людьми. И этот трюк УДАЛСЯ. Эта праздность не стала дорогим им марксовым «свободным временем», никакой свободы творческой мысли и «игры сущностных сил» из их праздности НЕ ПОЛУЧИЛОСЬ. Греков из них не вышло.

2. Мы наблюдаем от шестидесятых все семидесятые очень важное смещение. Все эти люди начинают как левые и даже ультралевые. И вот все они с разной скоростью начинают смещаться направо, в область консерватизма. Все они ищут свои техники сопротивления тому страшному давлению, которое давит на них, рискуя расплющить. К концу 60х давление действительно становится почти невыносимым. Остается либо копить рессантимант, либо попытаться превратиться в активную силу, превышающую мощью силу давления. И вот мы можем констатировать два интересных эффекта. Часть этих «людей 60х» сохраняет свою «левизну» юности, но при этом уходит в структуры власти, типа ЦК или Института США и Канады, или чего-то типа сдохших «Проблем мира и социализма». О какой, собственно, левизне идет речь? Это вопрос. А другая часть начинает смещаться к новому почвенничеству, как Давыдов, к выведению за скобки всего «чугунно-монументального» и к попытке замкнуть мир, в том числе и сам мир мысли, «малым кругом жизни», ойкосом. Архангельский и слова не сказал о возникших в то время конфликтах (кроме того, что «они были»), о драматизме разрывов старых связей. Характерно, что в его фильме много говорит Мотрошилова, жена вполне процветавшего в структурах власти 70х номинально «левого» Замошкина,и вообще не присутствует тоже вполне живая коллега Мотрошиловой по нынешнему ИФ П. Гайденко, важный, куда более сильный участник всей той движухи и, чтоважно, жена сначала Бородая, а потом Ю.Давыдова, сместившегося в консерватизм и поссорившегося со многими из фигурантов фильма Архангельского (впрочем, Бородай проделал схожий путь, по пути повредившись разумом). Собственно, 70е (да и 80е) Архангельский аккуратно проскочил. А они-то и есть ключ к паззлу. Эти люди интересны не там, где они становились людьми, а там, где они остановились в своем экстенсивном развитии и стали происходить маленькие эволюции на уровне конатуса. Вообще наиболее важен КОНАТУС всего этого движения. Развитие совсем не остановилось, оно продолжалось. Но он не вошло на тот макроуровень, когда оно способно быть зафиксировано в мысли. Годы с 72 по 86 для них, их сознания себя, пропали. Конатус не обратился в мысль, если угодно, остался на уровне чистого аффекта. В 85 все началось как бы с той точки, в которой началось смещение – с 68 года. Как если бы годы между просто не существовали и не отложились. Все, что было проделано в эти годы, не стало для тех, кто наполнил собой перестройку, опредмеченным в их тушках трудом, рассеялось праздностью. А те, кто таки работу фиксировал – как Давыдов – оказались просто выведены из обращения. Да и работа, ими проделанная, оказалась слишком недостаточной, чтобы быть выведенной к бытию, чтобы приобрести форму осмысленной артикуляции иной формы происходящих перемен.==

Tags: ,

(3 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:penguinny
Date:September 28th, 2010 12:44 pm (UTC)
(Link)
Я не знаю никого из этих людей, и не видел фильм, но мысль автора отзывается у меня как очень честное и точное наблюдение. Застой произошёл не в природе, застой произошёл в умах.

Причём, ситуация эта вполне себе универсальна и повторяется для каждого поколения; бесусловно, в научной среде этого очень много. Это страшная правда, потому что случается она с людьми вокруг нас, с людьми такими же как мы, наконец, с нами самими, и никто и никогда не замечает произошедшего, пока кто-нибудь не снимет фильм, о котором напишут пару постов в ЖЖ.
[User Picture]
From:hina_chleck
Date:September 28th, 2010 01:09 pm (UTC)
(Link)
О. Я еще покручу в голове эти цитаты и эти статьи.
(Сразу оговорюсь - фильм не смотрела)
Но процитирую себя в другом, весьма пейоративном обсуждении
http://vinopivets.livejournal.com/410940.html

==Я пыталась внутри про себя проговорить, почему не хочу смотреть...
Их мыслительные силы ушли в трение и нагрев в системе.
Но могу придумать им оправдание: вот этот нагрев - настроение окружающим. Это иногда ими и дорого ценится.==
[User Picture]
From:penguinny
Date:September 28th, 2010 02:43 pm (UTC)
(Link)
Это утешение в каком-то смысле недостаточное: по Гамбургскому счёту, по моим личным стандартом, да по стандартам их самих, мне кажется, тоже. "Ну и что что сделал ничего, зато человек хороший". Потому что всегда наступает в жизни момент, когда просто поучаствовать недостаточно.

Белинков в книге об Олеше пишет на близкую тему вот так: "Юрий Олеша придавал метафоре чрезвычайное большое значение. Он считал что метафора может победить всё. Олеша пишет об этом просто, скромно и убедительно: "Кто-то сказал, что от искусства для вечности остаётся только метафора". Действительно, лучшие страницы произведений Юрия Олеши подтверждают это положение. В связи с этим он подходит вот к какому выводу: "В этом плане мне приятно думать, что я делаю кое-что, что могло бы остаться для вечности". Следует отметить, что метафорический максимализм пришёл к Ю. Олеше уже в зрелые годы. За двадцать пять лет до того, как уже ничего, кроме метафор, не осталось, писатель гораздо осторожнее отзывался об этом предмете. Тогда он утверждал: "Марсель Пруст сказал, что для вечности от искусства остаётся только метафораю. С этим крайним мнением согласиться нельзя..."".
Powered by LiveJournal.com