hina_chleck (hina_chleck) wrote,
hina_chleck
hina_chleck

Про образование-2 (только высшее)

(Снова проверить прогноз на будущее)
http://contextclub.org/events/y2010/m12/n47
Михаил Соколов, выступление на тему «Спрос на образовательные услуги и экономические стратегии: почему дипломы перестают быть "рыночными сигналами", и что с этим делать?»

- Информационная экономика возникает в связи с неспособностью теории человеческого капитала ответить на простой вопрос, почему спрос на высшее образование растет по мере того, как количество людей, работающих по полученной специальности снижается. В зависимости от того, как определим полученную специальность, цифра будет составлять 20-30% или 40%, но все равно большинство людей не работают по той специальности, которая записана в дипломе. За что они тогда платят? Теория рыночных сигналов версии Спенса на это отвечает: они платят за сертификат, причем не столько за сертификат, который подчеркивает, что у них есть какие-то знания, а то, что у них есть более общие навыки, позволяющие им справляться с большими сложностями, которые всегда создает высшее образование более высокого уровня.

- университеты, которые в основном ориентированы на академическую и профессиональную квалификацию, на поддержание профессиональных групп и научных дисциплин, гораздо более подвержены инфляции своих дипломов, чем университеты, которые выполняют сугубо классовые функции. Классовый университет практически не взламываемый. Для университета, который главное, что делает, собирает вместе детей элиты, девальвация является очень малым риском. Для университета, который транслирует академические и профессиональные знания, этот риск довольно велик.

- контроль осуществляется со стороны студентов при выполнении нескольких условий. Во-первых, нужно, чтобы эти студенты хотели получить человеческий капитал. Во-вторых, нужно, чтобы они могли осуществлять мониторинг. В-третьих, нужно, чтобы у них была альтернатива. Если эти условия соблюдены, тогда, конечно, проблемы девальвации как таковой не возникает. В каких-то секторах университетской системы она не существовала никогда. В других случаях она возникает. Еще одно обстоятельство, которое очень располагает к девальвации диплома, – это наличие селективных выгод, возникающих тогда, когда плательщик – это не реципиент и с реципиентом они никак не связаны. Если студент сам платит за свое образование, картина сильно отличается от той, которая появляется тогда, когда за его образование платит государство

- Российское государство отчаянно борется за то, чтобы создать структуры (самая активная ныне называется Рособрнадзором), порывающиеся осуществить внешний контроль, предполагая, что, если предоставить вузы самим себе, они быстро придут не к тому состоянию, что нужно что-то сделать. Во-первых, нужно контролировать вступительные требования, а во-вторых, нужно контролировать процесс. Если преподавателю потребуется написать программу своего курса, запечатлев ее в чем-то, что называется учебно-методический комплекс, который можно проверить, то шансов, что преподаватель эту программу курсов, действительно, подготовит, а потом озвучит, все-таки больше. Человек уже все-таки что-то подготовил. Если иногда проверять лекции и проводить тесты остаточных знаний среди студентов, тогда шансы, по идее, должны еще вырасти. Жизнь любого постсоветского вуза последние три года состоит из постоянной борьбы профессорско-преподавательского состава с периодическими наездами Рособрнадзора или какой-нибудь другой инстанции такого рода. Мы все знаем, что это не очень эффективно.

- Есть, однако, три фактора, которые могут сыграть очень большую роль. Во-первых, есть произошедшая классовая революция, в результате которой университеты стали уже в общем стабильными классовыми. Поскольку превращение их из классовых в какие-то еще требует ощутимых затрат, гораздо больше, чем нынешнее бюджетное образование, резко повернуть эту ситуацию, видимо, невозможно. С другой стороны, классовые университеты живут в условиях увеличивающейся временной перспективы, вдобавок еще и демографической ямы, поэтому конкуренция между ними станет гораздо жестче и гораздо обдуманнее. Наконец, в-третьих, академическая революция в той степени, в которой она происходит, явно пользуется поддержкой обобщенного государства (Министерства образования и науки, прежде всего), которое действует через изменение общей схемы финансирования. Идея того, что по крайней отчасти финансирование должно распространяться по исследовательской базе, по аналогии с Британией, например, в которой примерно 60% денег на образование расходится по головам студентов, а вторая часть – в связи с положением в исследовательских рейтингах. Поскольку попадание в рейтинги – наш нынешний приоритет, мы движемся примерно в том же направлении. И даже еще сильнее – не просто деньги распространяются пропорционально присутствию тех групп, которые являются потенциальными академическим революционерами, но есть тенденция к тому, чтобы создавать очень крупные порции денег.
Tags: экономицкое
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments